воскресенье, 10 октября 2010 г.

Хербст. Вальд. Нахт. Гут.

Чуть больше, чем три года назад, 30 сентября 2007 года, мы с моим боевым товарищем Сирожей сходили в лес с ночёвкой. Было замечательно - тепло и в то же время свежо, не было комаров и прочих летающих жужжащих кусачих тварей. И вот, спустя три года, мы с ним тот подвиг повторили, правда, в чуть более экстремальных условиях, но и будучи чуть более к ним подготовленными.



В лесу осенью замечательно. На солнце тепло, чистый свежий воздух. Пришли в лес уже в шестом часу вечера, и, пока шли, я даже вспотел.
Сухо и прохладно, никаких комаров и мух, красота! Поставили палатку, развели костёр. Накрыли стол.



Я кинул на стол ложку, и она провалилась в щель между досок. Я долго пытался её достать при помощи шампуров, или хотя бы перегнать к тому краю стола, чтоб её попробовать достать там, но тут подошёл Сирожа и сунул в щель между досок руку. Она у него почти застряла, но он сумел её извлечь. Потом мы ножами расширили щель, обстругав доски по её краям, и Сирожа сумел сунуть руку дальше и достать ложку. Не исключено, что без его помощи ложка бы осталась навеки под столом.

Около 18:45 вдруг начало темнеть, а я поцарапал безымянный палец левой руки. В отличие от карельских августовских ночей, стало по-настоящему темно, в лесу ни хера не видно.



Тосты:
1) за то, что выбрались (вырвались).
2) за родителей.
3) за любовь (Сирожа уточнил: не между нами).
4) за дружбу.

Обсуждаем фотографию. Сирожа взял свой фотоаппарат, попросил меня:
- Улыбнись!
Я скорчил рожу, Сирожа сфотографировал.

Тост №5 (предложил Сирожа, отклонив мой похабный вариант):
- За вечный огонь в наших сердцах!



Приготовился шашлык, мы его съели, водку выпили, поползли в палатку спать. Так как мой фонарик не работал, а свой Сирожа забыл, укладывались спать при свете мобильных телефонов. На случай холодной ночи я набрал с собой кучу тёплых вещей.



Ночь прошла спокойно, мне, правда, снилась всякая мура и несколько раз просыпался и вылезал помочиться. Да и спать было, признаться, жёстко, я отлежал все бока и у меня затекла шея.



Наутро я ожидал увидеть на палатке иней. Но инея на ней не было, потому что в лесу инея не было ни на чём, он выпал только на открытых местах. Зато тент палатки был изнутри покрыт наледью - наше дыхание конденсировалось и замерзало на нём.



Вчера в темноте мы, разумеется, посуду мыть не пошли, опасаясь сверзиться в воду. К слову сказать, утром мы нашли ещё один шампур с мясом, до сих пор лежащий над золой. Впервые в жизни я, чтоб помыть посуду, сначала проламывал лёд.



Попив горячий чай, мы поднялись наверх, к болоту. Там отчётливо прослеживается уходящая куда-то в глубину болота тропа, но по ней мы не пошли.





Здесь иней был на всех поверхностях. Почему тут он был, а в лесу не было, я не знаю. Может, в лесу теплее.



Когда мы шли обратно, солнце красиво светило через жёлтую осеннюю листву, и мы не могли не сделать несколько остановок, чтоб это сфотографировать.





Это опушка и помойка на опушке. Счастливо, лес!



Как только вышли из леса, стало жарко. Шумело Ленинградское шоссе. Пахло бензиновой гарью. Мы возвращались в город.

1 комментарий:

  1. Хорошо теперь перечитать о почти беззаботных временах. :)

    ОтветитьУдалить

Ублюдочный Гугл поломал форму комментариев. Извините.