пятница, 5 ноября 2010 г.

Про пиво и космических торговцев

У меня на кухне лампочка взорвалась. Очень эффектно. Хорошо, что это обычная ламка накаливания, я не какая-нибудь энергосберегающая. Просто осколки собрали, выкинули, никаких особых мероприятий по демеркуризации проводить не надо. Под впечатлением я написал научно-фантастический рассказ.

Про пиво и космических торговцев

Торговцы у нас никогда не останавливались раньше. Я имею в виду не торговые караваны у нас в деревне — это-то иногда случалось, не без этого. Я имею в виду Космических Торговцев и наш мир в целом. Бывают миры, куда Торговцы заглядывают раз в сто лет. Там к месту Базара за несколько лет из самых разных уголков планеты выходят караваны, гружёные драгоценными металлами, полезными ископаемыми, ценными породами древесины и разными прочими странными и бесполезными вещами, которые почему-то Торговцам очень нравятся, а уходят оттуда с разными волшебными и странными (а подчас и страшными) вещами, которые выменивают у Торговцев. Бывают миры, где Торговцы бывают раз в несколько лет, и не в одном месте, а в разных. Там, говорят, они продают металлы, древесину и прочее в обмен на те самые странные и страшные вещи. Бывают миры, где Торговцы бывают раз в несколько недель, меняя там вообще неизвестно что на неизвестно что. А есть ещё, говорят, мир под названием Базар, где сплошняком — сплошной Базар и сплошные Торговцы, и выменять там можно что угодно на что угодно, без ограничений, которых придерживаются Торговцы в разных населённых мирах, в зависимости от уровня развития этих миров (в основном это касается, конечно, оружия и всяких высоких технологий, которыми можно нечаянно разрушить галактику, если нажать не туда). А есть миры, куда торговцы обычно не заглядывают — например, наш.
То ли в нашем мире совсем нет ничего такого, что бы было им интересно, то ли добираться до него неудобно, но, кажется, никогда раньше Торговцы у нас не останавливались.

А сейчас вот остановились. Не ради торговли, нет — у них что-то поломалось и они сделали вынужденную посадку. Точнее, не посадку даже. Свой гигантский космический корабль они оставили летать высоко над планетой, а сами спустились вниз на судах поменьше, и двигало ими, в основном любопытство, так как они, вроде бы, могли починить свой корабль своими силами.

Торговцы выглядели почти как обычные люди. Ну, по крайней мере, у них было две руки, две ноги и одна голова на шее, крепящаяся к туловищу сверху. Только ростом они были с хорошую сосну, а толщиной едва ли толще человека. Головы их были непропорционально большими. Торговцам в нашем мире было очень тяжело, и они ходили в специальных костюмах, которые делали их стократ сильней. Кроме того, им у нас было очень холодно, очень душно и ещё несколько «очень», которые никто из нашей деревни не понял, но Торговцы не ходили нигде без своих костюмов, в которые закутывались с головой, оставляя только небольшую щель для глаз, и ту закрывали прозрачной заслонкой. Может, в этом и была одна из причин того, что они ранее не посещали наш мир. Вообще Торговцы не особо любили ходить здесь, даже в своих костюмах. Они походили вокруг деревни, зашли, поздоровались с местными жителями, расспросили их немного о том, что творится вокруг, рассказали о себе, и улетели обратно.

Ну наши жители поначалу, как их издалека заметили, сначала гадали — враги или друзья. На всякий случай затворили ворота и выставили стражу на окружающей деревню стене. Торговцы подошли и их головы оказались чуть ли не вровень со стражей на стене. Они вежливо поздоровались и поинтересовались, как дела. Стражники немного поговорили с ними, потом решили впустить в деревню. Хотя, конечно, даже у самых храбрых мужчин сердце сжималось от страха при виде таких вот странных высоченных худых существ. Дети попрятались по домам, а мужчины продолжали заниматься своими делами, делая вид, что всё в порядке, но на всякий случай настрожились и приготовили вилы и топоры. Но Торговцы ничего плохого не сделали. Они подарили старейшене пару блестящих красивых камушков с замечательной красивой росписью (когда они ушли, старейшина выкинул эти камушки в болото и полчаса руки мыл), поблагодарили за дружественный приём, поговорили и ушли. Можно сказать, что их небольшой получасовой рассказ положил начало космической эре в нашей деревне, потому что никто до этого рассказа не знал о том, как устроен космос и кто такие Торговцы.

На другой день Торговцы прислали своих слуг. Они были самого разного роста — некоторые такого, как торговцы, некоторые — как мы, и даже покоренастее. Некоторые и вовсе были не живыми, а механическими, и, пока мы разговаривали с живыми, спокойно стояли поодаль и не вмешивались в разговор, и даже не дышали. Эти слуги были такие же спокойные и приветливые, как Торговцы (наверное, это обеспечивалось тем, что у них с собой было оружие, какое нам и не снилось, и они чувствовали себя уверенно, а нас не хотели обижать). Они попросили разрешения спилить несколько деревьев на холме поодаль от деревни и пробурить пару дыр в земле — у озера и у дальнего болота. Да валяйте — ответил старейшина, и слуги Торговцев удалились, кроме одного. Он был ростом немного ниже нашего, примерно как подросток, но втрое толще любого силача. Ручищи у него были как стволы сосен; он выглядел почти квадратным. У него была огромная окладистая бородища, большие ясные глаза, и он совершенно спокойно ходил по нашей планете без всяких дыхательных или иных приспособлений. Он рассказал нам много интересного.

Оказывается, главные у Торговцев — высокоразвитая раса существ, первоначально живущих на маленькой планете с очень жарким климатом. На маленьких планетах все предметы весят меньше, потому они такие длинные и тонкие и вымахали. Им прислуживали другие расы. Представители тех, кто поумнее, помогал им по торговле и по решению насущных проблем, кто посильнее — охранял, а кто ничем не выделялся, тот просто выполнял любую работу.
Сам он был с планеты, похожей на нашу, как по размерам, так по составу воздуха, и по климату. «Как домой попал», - говорил он и даже искупался в реке, чуть ли не визжа от удовольствия. Звали его Пилле.

Он рассказал про то, что у Торговцев что-то сломалось на корабле (он даже сказал, что, но никто это слово не только не запомнил, но и повторить не смог), и что они через пару месяцев эту штуку починят и улетят. Взятые образцы почвы и древесины доставлены на корабль, больше ничего пока Торговцам не надо.

Мы не очень доверяли ему и считали засланным за нами шпионить. Но что нам было скрывать от таких высокоразвитых существ, как Торговцы — мы не раз видели их летательные корабли в небе. Говорят, они с воздуха просвечивали землю в поисках каких-нибудь полезных ископаемых. А что уж говорить про крыши домов! Даже жену не полапаешь, пока сверху эта штука всевидящая летает. Короче, Торговцы доставляли нам некоторые неудобства этими полётами, но потом они прекратились. Пилле снова пришёл к нам и сказал, что полезных ископаемых, для торговцев интересных, мало. Если бы было много, то, наверное, они бы предложили нам всякие свои чудесные вещи в обмен на возможность их из земли выкапывать. Если бы мы отказались, говорил Пилле, они бы просто стали копать в другом месте, чтоб мы не видели, и забесплатно; но, так как ничего нужного им в интересующих их количествах не было, они ничего копать нигде и не стали.

Пилле к нам ещё несколько раз заходил и ещё много интересного про Торговцев рассказал. Многие из молодёжи загорелись желанием удрать из дома и пойти в услужение к Торговцам, чтоб посмотреть все эти чудесные вещи и необычайные миры, но Пилле остудил их пыл рассказами о том, как тяжело живётся на коряблях Торговцев тем, кто их особо не интересует ни в качестве помощников, ни как охрана, ни как-либо ещё. Такие, как Пилле — ничем особо не выдающиеся — выполняют самую грязную и чёрную работу на кораблях, ведь они ничего не понимают и им нельзя доверить даже ремонт и починку техники. Многие быстро погибают в самом первом полёте, не успев даже долететь до следующего мира, потому что суют свой нос не туда по незнанию. Да и живётся им тяжело — это у высших рас есть всякие защитные противоперегрузочные костюмы, а у низших — нет, вот их и болтает туда-сюда при тряске, и под излучения они попадают, некоторые потом тяжело болеют.

Пилле сказал, что жалеет о том, что по своей воле напросился к Торговцам в услужение. Молодежь, разумеется, передумала к ним сбегать. Ещё Пилле сказал, что наш мир ему очень напоминает его родной, куда Торговцы полетят лишь через много лет, и он боится, что не доживёт. Он бы хотел остаться у нас жить; даже не в деревне (вряд ли мы пустим с бухты-барахты к себе жить чужака), а построить себе домик на отшибе где-нибудь, но по условиям контракта с Торговцами он не может этого сделать, он должен улететь с ними. Даже если он сбежит, они всё равно его найдут, заберут, и накажут.

Мы всё-таки пожалели Пилле и угостили его нашим фирменным пивом. Вообще, в нашей местности очень любят пиво. В каждой деревне есть пивоварня, а то и две или три, и в каждой варят своё особое, фирменное пиво. Потому что в каждой деревне своя вода, своя земля, даже воздух свой, вот и вкус у пива разный в разных местах, даже если варить одинаково.

Пилле был в восторге. Он сказал, что ничего вкуснее в жизни не пробовал, и сообщил нам, что твёрдо решил остаться у нас ради того, чтоб пить это пиво, а когда Торговцы будут у нас его забирать, то он покончит с собой, потому что не сможет без такого пива жить. Пивоварам было очень лестно это слышать, вне всякого сомнения. Но кто мы такие, чтоб из-за нас представитель иных цивилизаций лишался жизни? Да, если честно, мы немного испугались, что Торговцы могут подумать, что мы Пилле специально опоили, чтоб обманом оставить его у себя. Мы боялись даже не их гнева, а того, что они будут считать нас бесчестными.
Эти рассуждения мы Пилле сразу высказали, дали ему с собой бочонок пива и отправили его на корабль, просив не убивать себя и не порочить честь нашей деревни. Пилле был растроган и даже, кажется, всплакнул, уходя.

Но через пару дней он вернулся, и не один. С ним было ещё полтора десятка слуг Торговцев, и они все принесли множество самых разнообразных чудесных и чудных штуковин, и всё это они готовы были выменять на пиво. Оказалось, бочонком Пилле по возвращении заинтересовались его корабельные приятели, он, скрепя сердце, дал им попробовать, что там внутри... все были так восхищены нашим пивом, что решили сами немного поторговать без ведома самих Торговцев. Правда, мы об этом потом узнали, когда пришли сами Торговцы и сказали, что торговать без их санкции с представителями иных миров нельзя, и за это всем полагается наказание. А потом один из Торговцев заинтересовался, что же они такое пьют, взял кружку, поднял на головокружительную высоту к своей голове, осмотрел, поднёс какой-то приборчик, потом другой.
- Вроде ядоискатель и наркотикоискатель говорят, что это совершенно безвредно, если не считать небольшого количества этилового спирта, - сказал он сам себе. Он откинул с лица маску (мы увидели лицо Торговца впервые — оно было похоже на лицо обычного человека, только сильно вытянутое по вертикали), отпил из кружки, и тотчас же надел маску обратно.

Некоторое время он стоял молча, затем медленно и, кажется, с сожалением поставил кружку обратно на стол.
- Пожалуй, наказание отменяется, - сказал он всем, - я, как старший по группе, могу его отменить. Но это не означает, что вы прощены! Марш на корабль! Более того, я бы хотел взять образец этого божественного напитка с собой. Что вы хотите за бочонок? - это он уже к нам обратился.
- У нас уже и так всё есть, да ещё и вот тут всего ваши слуги натащили, больше нам ничего не надо, - ответил старейшина, - единственное, что бы нам хотелось, так это чтоб нам объяснили, как этим всем пользоваться.
- Хорошо, - ответил Торговец. Он взял бочонок и ушёл, а через некоторое время к нам пришли слуги (другие) и принялись объяснять, как пользоваться всеми теми штуками, которые нам принесли до этого в обмен на пиво.

После этого наша жизнь круто изменилась. Торговцы вернулись и сказали, что никто из них за все тысячи лет шатания по обитаемым и необитаемым мирам ничего вкуснее не пробовал (в одном мире, правда, местные обитатели, похожие на креветок, принесли им в жертву несколько своих соплеменников, и те, кто отважился попробовать, уверяли, что ничего вкуснее во всех вселенных не сыскать, но они не могут сейчас сравнить, так как потом были казнены — у Торговцев строгое табу на счёт поедания разумных существ). Они заключили с нашей деревней контракт, и мы теперь производим своё пиво для них. Построили несколько новых пивоварен, расширили посевы. Торговцы заключили подобные контракты и с другими деревнями. Они дарили нам такие диковинные вещи, не поддающиеся описанию, и своих механических слуг, которые убирали и чинили наши дома и готовили нам пищу, чтоб мы не отвлекались от пивоварения. Пилле разрешили остаться здесь, он выстроил домик возле озера и жил там, промышляя рыболовством и охотой, иногда заходил к нам попить пива.

А когда эти Торговцы улетели, сразу же прилетели другие, и их не интересовала ни древесина, ни драгоценности, ни полезные ископаемые; их интересовало только наше пиво. Они переливали его из бочонков в особые ёмкости и что-то такое с ним делали, из-за чего оно не портилось и оставалось свежим до конца перелёта в другой мир. Причём это была не пастеризация и не охлаждение, а что-то связанное с течением времени. Пилле, когда об этих контейнерах узнал, сказал, что каждый из них стоит как его родная планета.

Потом прилетели ещё какие-то Торговцы, но эти прилетели не за пивом, они привезли маленький блестящий значок и торжественно вручили его старейшине. На значке были всякие каракули (надписи на разных межпланетных языках), а посередине — надпись на нашем языке: «звёздная система под особой охраной Торговой Федерации».
- Теперь вас никто никогда не посмеет обидеть, - сказал Торговец, и в этих «никто» и «никогда» чувствовалась вселенская мощь и бесконечность.

А уж когда они попробовали наш отвар из трав, который мы пьём по утрам, да ещё и разбавленный самогоном, они всерьёз начали говорить о том, чтоб клонировать нашу звёздную систему на субквантовом уровне, отменив ради нас запрет на субквантовое клонирование звёздных систем.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ублюдочный Гугл поломал форму комментариев. Извините.