пятница, 11 января 2013 г.

Декабрь, Прага



Отрывок из рукописной книжечки «Дневник премигранта», перепечатанный оттуда с купюрами и повествующий о небольшой кратковременной поездке в Прагу в декабре 2012 года.


8 декабря 2012, суббота



11:50 Вызвал такси на полдень. Собираю вещи.

13:30 Таксист вёз меня через Новоподрезково, потом по всяким полям, и, в итоге, мы, даже не выезжая на стоящую в жуткой пробке в обе стороны Ленинградку, приехали в Шереметьево F чуть менее, чем за час. Позвонил домой, там всё нормально, у Даши температура 36.7°C. Походил по залу отлёта, купил себе по рекомендации Ленки гевискон (сосательные таблетки от изжоги — прим.авт.), в итоге сел в зале ожидания, чтоб подождать тут открытия регистрации на рейс. Пассажиры некоторое время на меня косились, потому что, видимо, не каждый день видят пишущего в дневник мужчину, потом привыкли и перестали обращать внимание.

Открыли регистрацию, и я сразу прошёл и регистрацию, и досмотр, и в 14:15 уже был в «чистой» зоне (duty free). Так как посадка начинается в 15:05, то мне, значит, сидеть тут чуть меньше часа. Пятьдесят минут.

14:30 Московское duty-free в Шереметьево F — это царство элитного алкоголя, дорогого парфюма, дерьмовой прессы и бессмысленной роскоши. Приправлено тонким ароматом сигарет (и толстой сигаретной вонью возле зон для курения). Я немного походил туда-сюда и купил себе в автомате баночку кока-колы за 50 рублей, не потому, что хотел пить, а больше для того, чтоб посмотреть, как работает автомат.

14:06 CET Перевёл часы на местное время в Праге (-3 часа по сравнению с Москвой). Летим в самолёте авиакомпании CSA (České Aerolinie) Airbus A-319. Здесь всего два ряда кресел по три кресла в каждом ряду, между ними проход, по которому снуют стюардессы. Мне досталось место 05D (место в правом ряду справа от прохода у, собственно, самого прохода). Мои попутчики, сидящие справа от меня — средних лет супружеская пара из России. Они даже ничего толком не стали есть, сразу завалились спать. Кормили сегодня в самолёте как и в прошлый раз — на выбор свинина или курица в остром соусе с кнедликами, булочка и пирожок. Разносили чай, кофе — всё как в прошлый мой визит в Чехию, когда мы там побывали с Ленкой. Осталось лететь ещё 1,5 часа. Высота около 11 км, скорость примерно 800 км/ч. Пролетели Минск, летим в сторону Варшавы.

14:46 По старинному русскому обычаю снял ботинки в самолёте, чтоб ногам не было жарко. Перед этим сходил в туалет. Температура за бортом -56°C. Пролетели Варшаву, приближаемся к Лодзи.

Примерно в половине четвёртого приземлились в Ружине (на самом деле уже не Ружине, а имени Вацлава Хавела — прим.авт.) под жиденькие аплодисменты из хвоста самолёта. Я прошёл всякие паспортные контроли, вышел через зелёный коридор, купил йизденку на 72 часа и на 119-м автобусе уехал в Прагу. В Праге, во общем-то, оказалось совершенно неожиданно холодно. Мне было лень надевать шарф, я просто застегнул воротник куртки до подбородка. Сел в метро на Дейвицкой, проехал пару остановок и на Малостранской вышел. Прошёл немного пешком, вдыхая ароматы и впитывая атмосферу вечерней Праги. Уже довольно заметно темнело. Перешёл Влтаву по Карлову мосту и ушёл в глубь Старого города. И, что само собой разумеется, заблудился. Я просто шёл по улицам с потоком туристов, смотрел по сторонам. В центре Праги зимним вечером очень красиво — в историческом центре Праги, я имею в виду. Пока я ехал в 119-м и смотрел по сторонам, было такое ощущение, что еду по Москве — кругом всё тоже так же перекопано, измалёванные граффити заборы, панельные многоэтажки и невысокие домики, скрытые за голыми деревьями. Снега в Праге, кстати, нет.

Я брёл по улице, со всех сторон слышалась инородная для меня речь — чешская, английская, французская, испанская или итальянская и немного даже русской (на самом деле довольно много русской — прим.авт.). И ещё всякая разная, которую я не успевал идентифицировать. Совершенно неожиданно я вышел к станции метро Мустек и пошёл в ресторан к Балбинам, но с первого раза выбрал не то направление и снова вышел к Вацлавской площади. Со второго раза к Балбинам я попал. Мои жалкие попытки объясниться на чешском не принесли успеха, пришлось переходить на английский. Я сделал заказ — суп, чай и утка. Утку всё ещё несут, и у меня есть время сделать записи (да, я прямо сейчас сижу у Балбинов и пишу в дневник), а суп я уже съел. Он оказался по вкусу сильно похож на «Доширак», только макароны там были другие, и морковь присутствовала, а так — одно и то же практически. По дороге сюда я ничего не фотографировал, потому что было лень доставать фотоаппарат из тяжёлого рюкзака (там ноутбук). После ужина официантка принесла мне счёт в кожаном футлярчике. Открываю футлярчик — там пусто. Посмеялись :) Хотя, надо сказать, что утка меня тоже не сильно порадовала, как и суп; в моих мечтах она была другой. А в реальности ей было очень много и она была жестковата. Поужинав, я пошёл на почту. Купил открытку и марки. Чешские марки! Общаться с сотрудниками чешской почты гораздо, гораздо приятнее, чем с сотрудниками Почты России всё-таки; вышел оттуда с открыткой, марками и довольной улыбкой. Потом поехал уже заселяться в пансионат. Мой топографическийи диотизм дал о себе знать снова, и я заблудился в пражском метро, хотя в нём всего три линии. Поэтому я сделал две пересадки вместо нуля, и проехал на четыре остановки больше, чем мог бы. Приехал на Будеёвицкую и пошёл в супермаркет DBK, чтоб купить клей. Ну, чтоб клеить марки и чеки в дневник. Никогда не думал, что в Праге окажется сложно найти канцелярский магазин, где можно купить клей для бумаги — я не нашёл. Так что сегодня без вклеек. Пришёл в пансионат, попил чай и поговорил с владельцем пансионата Денисом (он русский) об эмиграции в Чехию, о бизнесе в Чехии, о политике, о погоде. Он неплохой человек, приятный в общении. Предварительные планы на завтра: в половине восьмого утра завтрак, в шесть вечера деловая встреча. Заведу будильник на семь утра, а ещё надо сфотографировать открытку.

9 декабря 2012, воскресенье

Ночью было довольно прохладно в номере. А открыть кран на батерее я сообразил только под утро. За завтракам я похвастался Денису своей программой для ведения бюджета, показал, как она выглядит на моём ноутбуке, и написал ему письмо с логином и паролем от тестового интерфейса. Потом чуть-чуть (самую малость, больше для факта) поработал по проекту с работы и собрался (было уже почти полдесятого по местному времени) на улицу.

Первым делом я опять зашёл в DBK в поисках клея и/или ремешка для фотоаппарата, но безуспешно. Потом доехал на метро до Вышеграда, где около часа побродил; перед этим отправил открытку в Зеленоград. Вернувшись от Вышеграда к одноименной станции метро, я на метро не поехал, а пошёл пешком в северном направлении. Возле Вышеграда расположен большой овраг, на дне которого домики и железная дорога. Метро и автострада пересекают этот овраг по огромному бетонному мосту, который возвышается над крышами домов. Херово жить в этих домах, подумал я. Перейдя овраг по этому мосту, я пошёл по широкой прямой улице, как мне показалось, на север. По дороге, правда, я не встретил ни одного пешехода. Дойдя до Праги-1, я свернул налево и пошёл к Влтаве. Ещё у меня была идея сходить на экскурсию на телевышку, но, учитывая пронизывающий холодный ветер, я отказался от этой затеи. По дороге я начал прикидывать, куда бы зайти перекусить и поссать, но на той улице, на которую я свернул,были только отели и сексшопы. Странная улица. Потом, конечно, начались и ресторанчики, но они все были либо очень крутыми, либо я считал их недостойными. Таким образом, я дошёл до Влтавы, пересёк её по мосту и вышел на улицу, в конце которой увидел памятник жертвам коммунизма. Значит, надо подняться на Петршин, решил я, и пошёл туда. Памятник жертвам коммунизма сам пал жертвой графитчиков. Я поднялся на Петршин метров на десять, сел на лавочку и принялся писать в дневник. Тут внезапно наступил полдень, и отовсюду начал доноситься колокольный перезвон. Сидя на лавочке, я начал немного замерзать, желание отлить при этом не уменьшалось, поэтому, пожалуй, я пойду дальше наверх.

12:30 Минут пятнадцать я брёл вверх. Не только согрелся, но ещё и вспотел и запыхался. Зачем только я полез вверх на этот дурацкий холм, думал я, но тут добрался до ресторана Nebozízek. Он относился к понтовым, в которые я обычно стараюсь не заходить, но это был единственный ресторан в зоне видимости, поэтому я него таки зашёл. Цены в меню, конечно, высоченные, но с трудом всё же приемлемые. За то, что я добрался таки сюда, я наградил себя 40 мл бехеровки. А когда принялся за восхитительный луковый суп, то только тогда понял, насколько проголодался. Сейчас сижу жду основного блюда. Заказал стейк какой-то средней прожарки. Вид отсюда открывается отменнейший, я ещё тут есть настоящий камин (неподалёку от которого я сел).

12:48 Стейк оказался восхитительным. В итоге, вместе с чаем, который я заказал, я пообедал на 500 Kč. Я пытался заплатить 520 (в чеке было 480), но официант вернул монетку в 20 крон. Видимо, как раз по причине больших чаевых, он сразу определил, что я русский, и принялся говорить со мной по-русски. До этого пытался говорить со мной по-английски. Посидев немного (очень немного) в этом ресторане, я вышел, и некоторое время думал, подниматься ли выше, на самый верх Петршина, или нет. Думал-думал, и решил подниматься. Когда я проходил мимо «волшебной пещеры», на меня выскочил всклокоченный человек и принялся на чешском, английском и русском зазывать меня посетить эту самую «волшебную пещеру». Видимо, «прекрасные рисунки» никого туда не завлекают, и он предлагал после осмотра рисунков ещё выпить вина столько, сколько я захочу. На трёх же языках — чешском, английском и русском — я, как мог, отказался. Поднявшись на самый верх Петршина, я обнаружил там унылость и запустение. Только небольшое оживление царило возле Розхледны, но я туда не пошёл, потому что мне и без того хватало холодного ветра, дующего тут снизу. Сверху там, наверное, вообще холодрыга, как на северном полюсе. Потом я подумал — можно ли перейти с Петршина к Пражскому граду, не спускаясь вниз, а как-нибудь поверху. И пошёл. Минут десять, а то и пятнадцать я шёл по дорожке вдоль стены замка, и вокруг меня не было ни души. Вообще никого. Потом я вышел в какой-то понтовый район с красивыми домами (тоже никого вокруг), и только потом — на более-менее людную улицу. Однако, для движения по ней я выбрал неправильное направление. Вернувшись обратно и пройдя немного в другую сторону, я вышел к Пражскому граду, посмотрел на него, и пошёл вниз к Влтаве в потоке туристов. Спустившись к реке, я не пошёл к Карлову мосту (кстати, я вчера шёл именно там — сегодня я прошёл мимо Малостранской), а пошёл вдоль реки, и пришёл в Летенские сады. Поднялся вверх, сел на скамеечку и принялся писать в дневник, но, как назло, пошёл снег. Время 14:50. Потом я закрыл книжечку, и отправился в пансионат Ника, где я повалялся на кровати, погрелся под душем, высушил носки и носовой платок на батерее. А ещё переодел футболку. После этого я отправился на Малостранскую станцию метро. В мои планы входило пройти пешком от малостранской до офиса А и пофотографировать Карлов мост в темноте. Он, конечно, подсвечен, и здания на набережной тоже. Шёл снег, прямо валил безудержно, как в России, и все лучи прожекторов было хорошо видно из-за снежинок, и снежинки в этих лучах инфернально бесновались. Я сделал несколько кадров, которые считаю отличными, а отличные они на самом деле или нет, посмотрим потом. Немного поблуждав, как водится, по Старому городу, я вышел к офису А. Почти полтора часа, может, даже больше, там провёл за разговорами. Итоги разговора тут описывать не буду, если опишу, то опишу позже. Выйдя из офиса А, я зашёл в копицентр и мне там заменили резинку на печати. Теперь у меня есть своя собственная фирменная печать (хотя, если честно, можно легко обойтись без неё). Сделав печать, я отправился прямиком к Балбинам, где отметил успешное завершение сегодняшнего дня сытным ужином и литром тёмного пива. Вернувшись в пансионат Ника, попил чай, болтая с хозяевами, потом поднялся к себе в номер.

22:30 Теперь чуть подробнее. Ужинал я у Балбинов, но подробнее не об этом.



Кстати говоря, когда я вышел от Балбинов, то ли погода похолодала, то ли я приболел (замёрз с утра), но меня слегка познабливало. Так что завтра у меня в планах никуда не ходить всё утро, а валяться под одеялом и выздоравливать. Завтра часов в 10-11 утра позвоню А и потом уже решу, что делать дальше. А то сегодня километров десять, если не больше, отмахал пешком.

10 декабря 2012, понедельник

Обнаружил с утра, что с Яндекса пропали несколько моих фотографий (с Яндекс.Фоток, я имею в виду), которые я там выложил в альбом «Плёнка №9». Но потом, как только я начал об этом писать, вернулись на место.

Всё утро я валялся на кровати и тупил в интернете и за ноутбуком. Нет бы начать составлять план лекций по HTML или хотя бы вот по работе что-нибудь поделать, нет. Тупил. Потом оделся, выбрался из номера и отправился в Старый город. Весь снег, что выпал вчера, сегодня тает. В городе грязь, лужи, слякоть. Каждая выбоина в асфальте наполнена водой или жидкой снежной кашей. Словом, развели тут Москву в Праге. А уж на брусчаточке красивенькой что делается — страшно сказать. В музей LEGO сперва я не пошёл — там вокруг толпилось много школьников, они шумели, вопили и пытались играть в снежки (то есть кидали в девчонок комки мокрого грязного снега). Я зашёл к Балбинам, пообедал. После обеда снова зашёл в музей LEGO. На саму экскурсию в сам музей я не пошёл, а походил по магазинчику наверху. Магазинчик меня не впечатлил ни ассортиментом, ни ценами, ничем. С таким же успехом я мог зайти в любой магазин игрушек в центре Праги или Москвы. Я-то думал, тут можно приобрести раритетные или коллекционные конструкторы. Ни фига. Потом я отправился пешком до Андела. Был час дня, встреча с А была назначена на два; вот я и решил пройтись пешком. И дважды (!!!) возвращался опять к метро Мустек. Вернувшись во второй раз, я послал в жопу эти лабиринты улиц и поехал до Андела на метро. Но вышел сперва, разумеется, не в ту сторону (об этом я узнал позже). Вышел из метро где-то в половине первого. Андел — какой-то унылый район. Старые дома выглядят так же обшарпанно, как в какой-нибудь Твери, новые здания из стекла, стали и бетона (отели, офисные и торговые центры) местность не оживляют. Наверное, виной всей этой унылости автобусный вокзал. Никогда не встречал неунылых автобусных вокзалов. Прошёлся пешком до большого торгового центра, там поссал. Прошёлся пешком обратно. Времени оставалось вдосталь, и я зашёл в магазин антиквариата.
- Dobrý den. Máte starý fotokamery?
- Foťáky?
- Ano.
Цыган, сидевший за прилавком магазина старинного барахла, ушёл, вернулся, принёс Роллейфлекс, ужасно раздолбанный, в потёртой рваной кожаной кобуре. 2500 Kč. Я повертел его в руках и сказал, что это дофига. Он принёс два фотоаппарата попроще. Один я только глянул и тут же отложил в сторону — какая-то Minolta — а отложил, потому что фотоаппарат на батарейках. Третий же меня заинтересовал, но стоит 1500 Kč. Я его крутил, крутил в руках, безуспешно пытаясь понять,как он открывается, но, разумеется, не купил. Хотя истекал слюнями, да.

Потом поговорил по телефону с А и выяснил, что она ждёт у другого выхода из метро. Так как выходов было несколько, то, разумеется, выяснилось, что ждёт она меня у того выхода, который я проверил последним. Мы встретились, я извинился за недоразумение и опоздание, и мы пошли в банк.



Но А пора была уже уходить, она извинилась, попрощалась, и ушла. Я остался один на один с сотрудницей банка — симпатичной блондинкой средних лет. И мы принялись mluvit česky. Давненько я себя не чувствовал так глупо. В последний раз до этого момента это было, наверное, на защите магистерской диссертации. Меня что-то спрашивают, а я даже не понимаю вопроса :) Ну в итоге всё завершилось удачно и благополучно, хотя я там от стыда и волнения так потел и краснел, что просто ужас. Покинув гостеприимный банк, я сразу поехал в пансионат, потому что надо было отдохнуть и переодеться. По дороге зашёл в DBK, там поссал и купил наконец-то клеящий карандаш, так что теперь смогу вклеивать в дневник всякое.



Сегодня я тоже был на почте, купил ещё две 20-кроновые марки для открыток и одну 21-кроновую для коллекции.

Посидев немного в номере, я отправился ужинать к Балбинам. Там я заказал себе пива и говяжий гуляш. Официант спросил: классический или попикантнее? Ну я попросил попикантнее. Пикантный говяжий гуляш оказался, наверное, наиострейшим блюдом, который я когда-либо пробовал. Бушующий у меня в животе пожар мне пришлось заливать, и я выпил полтора литра чёрного козла. Вернувшись в Нику, я спустился вниз в столовую и застал там Дениса, работаюшего за ноутбуком. Я налил себе чай и высказался о погоде, о чешской кухне, а также порасспрашивал его немного про технические стороны ведения отельного бизнеса — о том, что касается интеграции с разными системами бронирования и ведения бюджета отеля. Денис рассказал вкратце, что ему надо, и я понял, что ему нужна крутая CRM-система, а не простенькая программка. Отвлечённый мною от работы, Денис разговорился и почти час рассказывал сценки из жизни хозяина мини-отеля, про Чехию, и так далее.



Завтра утром завтрак как обычно в эти дни в половине восьмого утра.

11 декабря 2012, вторник

Проснулся, как и в два предыдущих дня, в половине седьмого. Заинтересовался спутниковым телевидением в номере, включил и пощёлкал по каналам. Полтора десятка каналов с рекламой, примерно столько же не ловятся или выключены, и ни одного эротического (сейчас вспомнил, что был gay porno free channel, но, к счастью, он не ловился тоже). Наверное, неподходящее время для эротики :) Подписал ещё две открытки — одну Ленке в Зеленоград, другую — ей же в Котлас. В половине восьмого завтрак. Сходил позавтракал, поднялся в номер. Болит правое запястье, так и ноет со вчерашнего дня, руку толком не повернуть, не вывернуть. Пять минут поработал по Спортмастеру. Потом собрался, спустился вниз и внизу посидел, поболтал с Денисом. Денис рассказывал про собеседования и про Чехию. Я начал писать систему обновления для своего движка nitrofuran (моего движка, на котором работает касса) для того, чтоб можно было автоматически обновлять исходный код движка без моего участия. Что-то пришло на датову схранку, надо будет потом посмотреть, как будет возможность. Прямо сейчас возможности нет, потому что пароль-то записан дома.

Чуть позже половины двенадцатого, но раньше двенадцати, я вышел из Ники, попрощавшись с Денисом, прошёл по указанному им короткому пути, вышел к поликлинике. Обойдя поликлинику, я вышел на улицу Антала Сташка, прямо к местскому уряду. Там я отправил ещё две открытки, и пошёл в ресторан Антал, который мне посоветовал Денис. Но там было так много народу, что я передумал там обедать, и отправился в центр города. Там первым делом я зашёл к А в офис, поговорил.



Потом я решил пообедать. Идти к Балбинам мне не хотелось, и я решился отведать, как местные готовят шаверму. В Израиле шаверму я пробовал, в России, разумеется, тоже пробовал (шаверма — это то, что в Москве называется шаурма), решил отведать и в Праге. Хотя вчера и позавчера во время своих блужданий по Старому городу я всё время натыкался на всякие шавермные халяльные и не очень, то сегодня не мог найти ни одной. По дороге в поисках, где купить шаверму, я зашёл в levný knihy и купил какую-то раскраску детям, а также снова зашёл в музей LEGO, но снова не был впечатлён, и вышёл оттуда, ничего не купив. И вот, когда я, уже отчаявшись, пошёл таки к Балбинам, я увидел её — вывеску, на которой красовался нарисованный вертикальный вертел с мясом. Это было турецкое заведение Kebab Pasha, расположенное прямо напротив U balbínů. Я зашёл туда и купил шаверму. Только она называлась не шаверма, а донер кебаб, но меня-то не обманешь! Итак, чешские турки готовят шаверму следующим образом. Меся с вертела срезается не ножом, а специальным инструментом, похожим на утюг или на рубанок. В поддоне под вертелом мясо не измельчают, оно сразу падает туда достаточно маленькими кусочками — видимо, эта срезающая штука сама их измельчает при срезании. Напомню, что в Иерусалиме мясо тоже не нарезают в поддоне а кидают в «шварму» (так там называют шаверму — прим.авт.) прямо такими здоровыми кусками, какими отрезали.

Внутрь донер кебаба, помимо мяса, кладут листья салата, помидоры, немного лука, соусами не поливают. Лаваш используют тонкий, но какой-то он у них сыроватый, что ли. Донер кебаб заворачивают с одной стороны, со второй стороны он открыт, и оттуда можно начинать есть. У чешских турков донер кебаб короче и толще, чем шаурма московских таджиков.

Перекусив, я проехал одну остановку метро (от Мустека до Староместской), вышел и пошёл по улице, фотографруя Влтаву, Карлов мост, Петршин и Пражский град. Перешёл Влтаву по Карлову мосту, дошёл пешком до Малостранской. Доехал на метро до Дейвицкой и сел на 119-й автобус. Остановка автобуса там прямо рядом с выходом из метро, надо просто идти по указателям, заблудиться невозможно даже мне. Кстати, если ехать в автобусе на летиште со стороны Праги, выходить нужно не на конечной, а приблизительно за пару остановок до конечной, на остановке Terminál 1 — из первого терминала как раз отправляются рейсы за пределы Шенгенской зоны (и на этот терминал они прибывают). Я самостоятельно зачекинился в автомате, переодел футболку в туалете, прошёл паспортный контроль, и уже в половине четвёртого сел на креслице перед гейтом B4 и принялся писать в дневник. Звонила А, спрашивала номер моего загранпаспорта.

16:35 Немного побродив по гейту, я нашёл свободную розетку, над которой не висел огнетушитель, присел на пол рядом и воспользовался свободным вай-фаем. Посидев немного на полу в интернете, я пошёл в гейт, на посадку. Тут был досмотр службы безопасности. Сотрудник этой самой службы покопался у меня в вещах (в грязном белье, на потеху женщинам позади меня в очереди), даже заглянул в дневник и попросил снять объектив фотоаппарата и посмотрел внутрь. Даже в Израиле пограничникам не приходило в голову поросить снять меня объектив фотоаппарата, а он вот сообразил. У меня аж горели уши, когда он меня пропустил. Наверное, вид у меня как у международного террориста или наркокурьера, раз он из всех пассажиров в пределах моей видимости так пристально докопался именно до меня :) Хотя последнее вполне возможно, потому что у меня вид наглый, самоуверенный, как будто я всю свою поездку в Чехию не вылезал из борделей и как будто везу на историческую родину мешок отборнейшей чешской конопли. Кстати, коноплёй в Чехии торговать нельзя. А вот курить, выращивать и носить с собой — можно. Сейчас 16:45, через 20 минут посадка. Моё место 20F, у окошка с правого борта в хвосте самолёта (самолёт такой же Airbus A-319, на которых CSA возит людей из Праги в Москву и обратно).

22:45 MSK Перевёл часы на три часа вперёд, на Московское время. Вылет рейса немного задержался, минут на сорок. Поэтому сейчас, когда мы уже, по идее, должны приземляться в Москве, мы ещё летим, но уже, к счастью, подлетаем. В окошке ничего интересного. Ну, в смысле, в иллюминаторе. Когда мы только взлетали, внизу проносились города. Они были то в виде ярких пятен света натриевых ламп на облаках под нами, то в привычном виде кровеносных систем из улиц и магистралей. Потом за окном вообще наступила непроглядная темень, только мигала красная лампочка на крыле. Подлетая к Москве, я снова увидел внизу города, на сей раз опять в виде кровеносных систем — погода ясная. Рядом со мной два пассажира — один мужичок, который влил в себя сразу после вылета две баночки пива, и, благодушно пыхтя, читал что-то на английском. Второй пассажир, ближе ко мне — это девушка, которая всю дорогу переводила «Одиссею» Гомера с греческого на русский, сидела непристёгнутая и не выключила мобильный телефон. Она слушала музыку в наушниках и была малорасположена к разговору.

Перед вылетом уже в гейте я встретил ту парочку, рядом с которыми летел в Прагу, они возвращаются в Москву тем же рейсом, что и я. Обратил внимание на толстенную, в мой большой палец, а то и толще, золотую цепь на шее мужчины. Потом он начал хвастаться, как с женой ходили по магазинам («армани-хермани», кажется, он так сказал) по самым дорогим улицам, и сколько денег потратили, и я ретировался от них, сочтя их за неинтересных собеседников; благо к тому времени открыли выход на посадку. Они сидят в салоне самолёта неподалёку, на девятнадцатом ряду, и в sky-shop (дюти-фри в салоне самолёта) потратили огромную (по моим меркам) сумму денег в триста с лишним €, купив брелки какие-то и кошелёк. Из натуральной кожи, между прочим. Триста евро кошелёчек, да.

22:58 Потихонечку заходим на посадку, под крылом видны они дорог и подмосковных поселений.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Ублюдочный Гугл поломал форму комментариев. Извините.