понедельник, 1 апреля 2013 г.

Записано в электричке

Записи, сделанные по дороге из Зеленограда в Тверь в вагоне электрички-экспресса 29 марта 2013 года на ноутбуке.

Примерно без десяти семь электричка-экспресс прибыла к перрону станции Крюково. Так как это экспресс и в какой-то мере концепт, то она открывает не все двери, и в каждой двери стоит контролёр и охранник. Билеты на эту электричку стоят несколько дороже, в ней есть мягкие сидения и шторки на окнах.

Как-то неудачно электричка остановилась, обе двери – впереди от меня по ходу движения и позади – оказались напротив сугробов, собранных по краям платформы. Я подошёл к сугробу сбоку, но через него, штурмуя кучу грязного снега, уже лезли к дверям электрички хорошо одетые женщины и девушки. Я их всех пропустил вперёд, как джентельмен, и потому потом, как джентельмен, ехал до Клина сорок минут стоя, потому что они заняли все-все свободные сидячие места.

Но одна женщина средних лет с сыном лет семи-восьми почему-то не захотела садиться в эту электричку.
- Проходите, - предложил им я и сделал приглашающий жест рукой. Женщина посмотрела на меня и очень удивлённо с ноткой обиды в голосе спросила:
- Туда что, без билета нельзя?
- Нет, - ответил я. Убедившись, что она не собрается далее пытаться взять вагон на абордаж, я вошёл в него сам. И, как я уже говорил, ехал до Клина стоя.

В Клину в связи с ремонтом платформы выход из электрички осуществляется только из трёх последних вагонов. Пассажиры принялись пробираться в конец поезда, в это самое время проводники и контролёры затеяли проводить проверку билетов. В этой электричке ездят всякие хипстеры и богатеи в хороших костюмах с большими чемоданами, которым хватило денег на чемодан и костюм, но не хватило на вертолёт и персонального пилота, все такие с ноутбуками и планшетами и невероятно горды тем, что едут в поезде почти что для бизнес-класса; и, наверное, невероятно соскучились по толчее в тамбуре, где, правда, почти совсем не накурено, и в проходе между креслами, пусть даже и мягкими. Проводники не посмели отказать пассажирам в оном удовольствии и все вместе весело потолкались. Воспользовавшись тем, что в Клину много пассажиров вышло, я нашёл свободное место и сел на него.

Описывать в текущем времени пассажиров, которые сидят прямо рядом со мной, я считаю, полнейшая безвкусица. Но не могу не отметить странный запах, похожий на запах спирта, доносящийся то ли от девицы слева, то ли с кресел за моей спиной. Скорее, с кресел за моей спиной. Оттуда доносится время от времени странная музыка; такое ощущение, что там раз за разом смотрят один и тот же короткий видеоролик, и доносится подозрительный шорох и хриплое женское хихиканье.

По вагону раздаются звуки игры Angry Birds. Мне кажется, мы потихоньку уже подъезжаем к Твери, по крайней мере, мужчина, сидящий напротив меня, сложил книжку, собрал вещи и ушёл. Наверное, он застеснялся того, что я сижу и пишу в ноутбуке что-то прямо напротив него. Мне показалось или он на меня так посмотрел, как будто хотел спросить:
- А что вы пишите? - и я уже на такой вопрос заготовил ответ:
- А что вы читаете?
Если бы он потом сказал:
- Читаю какого-нибудь там Венедикта Ерофеева или Бориса Акунина, - то я бы ответил, что пишу Дмитрия Никифорова и посмеялся бы. Хотя выражение физиономии у этого мужчины было такое, что невольно могло сложиться впечатление, что он уже много лет как не предрасположен к шуткам и чувство юмора у него отвалилось ещё в глубоком детстве. Такое интеллигентное одухотворённое лицо Главного Худощавого Прораба на Большой Институтской Стройке. На самом деле, мне кажется, мы и правда подъезжаем к Твери, так что пора закругляться.

До новых встреч!

Комментариев нет:

Отправка комментария

Ублюдочный Гугл поломал форму комментариев. Извините.