среда, 23 октября 2013 г.

Статья в газету "Жили-Были"

Как-то раз мне написал в скайп Герберт Олегович, и исподволь так поинтересовался, не смогу ли я выдавить из себя несколько строчек для газеты «Жили-Были», а то у него в вёрстке пустое место, куда нечего разместить. Он знает, как надо просить людей работать на него забесплатно. Ещё когда я работал в «Жили-Были», он так подходил, вставал около моего стола, подбоченясь, и, поигрывая М-16, говорил задумчиво так:
- А знаешь, Дима, здорово было бы сделать на сайте такую штуку...
И почему-то получалось так, что эти штуки я делал на сайте по эскизам Герберта, хотя получал деньги из рук Миши Овчинникова. Миша же обычно утром (часов в 12) вальяжно входил в комнату, засунув руки в карманы красной болониевой безрукавки и спрашивал:
- Ну как?
- Работа продвигается, - отвечал я.
- Хорошо... - говорил Миша и шёл с тем же вопросом дальше. Потом пил чай в кухне, заходил в туалет, выходил, окидывал всех взглядом, улыбался и скрывался в неизвестном направлении до следующего утра.

Ещё у Миши был друг, который преподавал всякий адский матан в лицее для одарённых школьников. Я всегда тайно завидывал одарённым школьникам, а там таких был целый лицей. Этот преподаватель приходил и читал лекции по ТРИЗу, а ещё рассказывал про всякие заговоры. Заговоры фармацевтических компаний, заговор Путина против народа, про армию педофилов, готовых по свистку выйти на улицы, и предлагал в доказательство своих слов найти расчленёнку во «Вконтакте». Он предлагал несколько тысяч рублей тому сотруднику «Жили-Были», который нарисует лучший плакат против «Лукойла» и сможет его распространить. Тогда я сразу предложил схему, как эти деньги с него получить, но меня никто не поддержал. Тем не менее, плакат тогда против «Лукойла», помнится, нарисовал. Это была моя самая сильная дизайнерская работа; я рисовал её ночами, завидуя одарённым школьникам, у которых всё всегда лучше получается. Ни тех денег, ни расчленёнки во «Вконтакте» я так и не увидел.

И совершенно не предполагал я тогда, что спустя какое-то время вся эта антипутинская пропаганда обрушится на меня с новой силой. После увольнения из «Жили-Были» по собственному желанию я ушёл работать в компанию «Гринсайт». В те времена чуть более, чем полностью, она состояла из хипстеров, у всех на уме был инстаграмм, фейсбук, твиттер, фанк-разработка и Навальный. Я принимал участие в разработке сайта для него, и один раз даже слышал по скайпу его голос. В офис «Гринсайта» звонили время от времени какие-то сумасшедшие: «Навальный же у вас работает? Передайте ему, что у меня для него есть огромная куча новых идей, но я должен встретиться с ним лично». Спустя какое-то время Навальный, инстаграмм, твиттер и фанк-разработка в Гринсайте закончились. В силу того, что политические ролики на ютубе я не смотрю, телевидение тоже, и радио не слушаю, голос Навального я никогда больше не слышал.

Итак, Гера попросил меня написать статью для газеты. Я сразу ударился в воспоминания. Вспомнил, как мы под новый год закопали в сугробе колбасу, потом раскопали её и съели. Вспомнил, как впервые пришёл в «Жили-Были» в офис и меня с ним познакомили:
- Это Гера, - сказал Миша. «Что за дурацкое имя», - подумал я. Когда я был маленьким, у меня во дворе жил парниша по имени Гера. Его боялись все. Он даже как-то раз избил токсикомана Михана, которого тоже все боялись. Ребятишки вроде меня старались не попадаться Гере на глаза в принципе.

В тот же день меня познакомили с Полиной. В те далёкие времена, когда я только устроился в «Жили-Были» и номера заказов были мало того, что пятизначные, но и начинались на единицу, оператором на телефоне и по нажиманию кнопок в админке работала девушка Полина. Когда я её увидел, я остолбенел от восхищения, и спросил:
- Как зовут эту... - и чуть было не добавил «богиню», забыв, что давно уже женат.
- Это Полина, - сказал Миша.
Совершенно случайно я узнал, что за Полиной давно и безуспешно ухаживает Гера. Ну то есть по нему вообще не было видно, что он давно и беуспешно за кем-то ухаживает. Он ходил, поигрывая М-16, по складу, и угрожал смазливым сборщицам заказов:
- Сейчас по жопе дам!
И если раздражающий его фактор не устранялся, немедленно исполнял свою урозу. На попах сборщиц виднелись следы гериных шлепков. А вот сборщику Вадиму по прозвищу Сто Косяков могло достаться и прикладом, Гера был на расправу со сборщиками скор. Потом Гера на Полине женился, и сборщицы вздохнули свободно — или с сожалением, я не знаю, поскольку к тому времени склад и офис разделились и стали жить отдельно.

Помню, это был апрель. Большая комната опустела. На розовых стенах виднелись следы ржавчины и потёки грязи, свидетельствовавшие о том, что когда-то здесь собирали заказы. С тех пор на складе появились волюнтаризм и недовольство:
- Эти офисные вообще ничего не понимают в сборке заказов! Мы тут зашиваемся, а они целыми днями только и делают, что треплются по телефону.
Миша, Саша и Гера время от времени приезжали на склад и проводили там децимацию. После чего Гера подходил к моему столу, вставал, подбоченясь, поигрывал М-16 и говорил:
- А знаешь, Дима, неплохо бы нам сделать на сайте такую штуку...

Как-то раз я тестировал админку на промышленном сайте и заказал что-то вроде 123 коробок товара с артикулом 123. Операторы — возможно, это была Полина — не обратили внимание на адрес «тест» и имя покупателя «тест» и перенаправили заказ поставщику. Вот те обрадовались, наверное! И отгрузили пару больших коробок деревянной херни по сказке «Три поросёнка» тысяч эдак на восемь рублей. Когда это выяснилось — спустя месяца полтора — Миша был в ярости. Досталось всем — сборщикам заказов из-за того, что они столько времени не обращали внимания на стоявшие в проходе здоровенные коробки, операторам — за то, что заказ, даже не проверив, отправили поставщику, ну и мне конечно, тоже. Гера, который в кои-то веки окзался непричастен к факапу такого мастштаба, неделю ходил гордый, выпятив грудь колесом. Типа как действительный статский советник, чьё ведомство по странному стечению обстоятельств при прокурорской проверке не попалось на казнокрадстве.

Недавно я заходил в «Жили-Были». Пару знакомых лиц всё ещё встретил, а вот всё остальное там поменялось... теперь, сидя в кресле из «Икеи» и положив ноги на журнальный столик из «Икеи», поедая рохлик и запивая его дрянным растворимым кофе, я вспоминаю о «Жили-Были» исключительно с теплотой и нежностью (умеренной). Интересно, а ту херню по сказке «Три поросёнка» уже распродали или ещё нет?

Комментариев нет:

Отправка комментария

Ублюдочный Гугл поломал форму комментариев. Извините.