суббота, 24 марта 2018 г.

Ещё немного графоманства

Хотел написать доброе стихотворение, полное любви и нежности. Иди хотя бы просто нежности, потому что была идея назвать его "сестре" почему-то, хотя родных сестёр у меня нет. "Однажды в студёную летнюю пору я из лесу вышел, на гору взошёл, гляжу - на горе три высоких престола, источник вина и из шёлка шатёр...". Нет, "студёная летняя пора" это не совсем то, что надо. Кроме того, если там ещё "однажды", то это все воспримут как очередную сатиру на мотив "Крестьянских детей" Некрасова.
- Надо переделать, - решил я.
И тут понеслось... в общем, будь у меня сестра, она бы была несколько удивлена.

Был летний день, был адский зной,
Над трупами носились мухи.
Я шёл средь них совсем нагой,
Превозмогая свои муки.

Передо мной была гора.
Я начал тихо подниматься,
И язвы на моих ногах
Вдруг стали сами закрываться.

Стал водух чище, холодней,
Вдали внизу остались мухи.
Я груду наверху камней
Заметил, подняв ко лбу руки.

Стал подниматься я туда,
Добрался к ней уже под вечер.
Сидел под ней седой старик;
Трепал седые космы ветер.

- Ага, пришёл. Что, не узнал? -
Спросил старик меня, не видя...
Я в ужасе проснулся вдруг,
Холодный пот со лба ручьями.
Кошмары, сцепленные в круг,
Мой мозг насилуют ночами.
Я сел, и вспомнил, что узнал,
Тот жертвенник и гору, сидя.

Да, я пришёл,
Да, я узнал,
Я вспомнил кровь, и зной, и трупы,
Того, кем был,
Того, кем стал,
И обезумевшие группы,
Которых я веками ждал,
Болтая с ветром на вершине
Горы с названием Гевал.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ублюдочный Гугл поломал форму комментариев. Извините.