воскресенье, 14 апреля 2019 г.

Просто так вечерний воскресный пост

Когда промилле достигает определённого уровня, и настроение не совсем уж дерьмовое, то мирные жители засыпают, и просыпается Дима-графоман. Казалось бы, тема какая-нибудь несущественная может быть, но её можно раскрыть таким странным и изобильным способом, что Лев Николаевич бы с пониманием хмыкнул, коли был бы жив; а коли бы не был бы, то, понятное дело, и не хмыкнул бы, ибо человек смертен анизотропно, и воскресить мёртвого нельзя, тем более, когда мёртвый настолько сильно разложился, что прах его уже давно травой пророс и навозом коровьим по лугам и дорогам распространился.

Была бы, кстати, презабавнейшая история, если бы Лев Николаевич, мир праху его, не скончался на некой станции Астапово, а просто поздним осенним вечером 1910-го года без тапочек ушёл бы из дома и для всего мира пропал бы. Но на самом деле он бы не умер, а жил бы тайно где-то, пописывая и проповедуя для узкого круга лиц тайного общества, которому ведом секрет вечной жизни... не, вряд ли. Даже если бы в такое общество его и приняли, граф не смог бы жить тайно в затворничестве, его дух бы рвался наружу, стремился бы причинять всем добро и учение, и рано или поздно он или сам бы наложил на себя руки, или члены этого сообщества его бы пристукнули, чтоб он их не выдал. Причём пристукнули бы так, чтоб это всё выглядело как более-менее естественная смерть в какой-нибудь жопе мира, предваряемая горячечным бредом. Кстати говоря, я не такой знаток биографии Льва Николаевича, так что я не знаю совершенно ничего о том, что происходило между выходом графа из дома и моментом, когда его, больного, вывели из переполненого людьми душного вагона на станции, не знаю, с кем он общался, что ему сулили, и как он отказывался...

Не так давно я познакомился с одной девушкой. Ну, познакомился - это сложно сказано, она не знает, кто я на самом деле и никогда меня не видела, а я её лицо видел в лучшем случае раза три или четыре, и не знаю достоверно, как её зовут на самом деле и вообще откуда она. Неважно, просто пересёкся где-то в каких-то комментах или чатах бескрайних просторах мировой паутины. Она спросила у меня, что меня сподвигло не переезд в Чехию. Как бы это ни глупо и помпезно звучало, но желание более счастливлого будущего для себя и для детей, чем то, на что мы могли бы рассчитывать в России. Вообще я обдумывал разные варианты, и наиболее простым мне когда-то казался Израиль. У меня там друзья, Кот там живёт. Ленка же ворчала, что там война, арабы (пфф, где только этих арабов нет!) и вообще. Но как-то мы приехали в Прагу как туристы. И я влюбился в этот город. В архитектуру, в климат, в его мосты и людей, в небо Праги, которое мне казалось более светлым и открытым, чем над Москвой. Ну и пиво тут, на мой вкус, получше. И мы определились - едем в Чехию. Хотя, наверное, мы ещё как-то раньше с этим определились. Всё-таки в Чехии войны с арабами нет, а пиво, что варят на Святой Земле сыновья колен Израилевых, хуже Амстела, сохрани меня Сагот!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ублюдочный Гугл поломал форму комментариев. Извините.