суббота, 15 февраля 2020 г.

Самые тупые фотки за 2019 год

Сижу дома, кашляю :( Пересматривал фотографии за январь прошлого года, и нашёл вот эту фотку:



И вспомнил, что, бывало, я выкладывал самые тупые фотографии за год! Как раз то, чем можно заняться больному человеку, который сидит и скучает дома. За январь там фотка ещё тупее есть:



Февраль. Автопортрет с кружкой.


Март. Астро-ха-ха-ха-ха-фотография, или жалкие потуги сфотографировать Луну.

пятница, 14 февраля 2020 г.

Нытьё

После того, как я замёрз в Турнове в конце ночного похода с Мартином и Люцией, я начал подкашливать. На работе все тоже кашляют, так что ничего удивительного. Но вчера я почувствал себя похуже, начался насморк, от насморка болела голова. Не мог сказать, что я особо сильно наслаждался концертом "Хаммерфола", поскольку примерно треть времни был занят тем, что подавлял приступы кашля. Сегодня не пошёл на работу, сижу дома и пытаюсь выздороветь. Точнее даже, лежу дома и пытаюсь выздороветь, но получается, честно говоря, так себе пока что. Всё равно я какой-то разобранный.

Страшно хочется фотографировать. Вот просто даже идти по центру города и фотографировать здания и людишек вдалеке, как я часто делал. Но неть. Нельзять. Болею. Ть.

Вот выкопал фоточку из тех времён, когда я ещё был здоров. Июль прошлого года, Финляндия.

К Алексу подошли трое

К Алексу подошли трое. Он напрягся — всё-таки он мало того, что в чужой стране в незнакомом городе, он ещё и в порту, и нарваться на грабителей тут проще простого. Хотя там сзади целая команда корабля, на котором он приплыл, готовится к разгрузке, вряд ли они за него вступятся. Ну вот, стоило два шага отойти от трапа, и на тебе, уже вляпался в неприятности. Мечта рассказывать о своём необычайном приключении внукам развеялась в пыль, и Алекс стал представлять своё будущее в виде трупа под пирсом.
- Простите, вы — Алекс, маготехник, прибывший из Ордена Белой Башни по обмену опытом? - спросил один из этих троих. Казалось, он Алекса немного опасается и почему-то очень волнуется. Это был мужчина среднего роста, рыжий, с всклокоченной бородой и… и одет в лабораторную броню Ордена Порядка и Равновесия. «Встречают меня!» - обрадованно подумал Алекс и расслабился.
- Для повышения квалификации, а не по обмену опытом, - ответил он, - да, это я. Технически взято, я прибыл из Коверзальта, а к Ордену Белой Башни я не принадлежу, я же не не маг. Я на него работаю.
- Ну так же, как и мы на опир, - сказал второй встресчающий. Мужчина средних лет и среднего возраста, полненький, с щетинистыми усами, похож на кота.
- Опир? - переспросил озадаченный Алекс.
- Орден Порядка и Равновесия, - пояснил похожий на кота. Третий встречающий был темноволосым и черноглазым щуплым парнем невысокого роста. Он тоже был одел в лабораторную броню, как кот и рыжий. Рыжий представился:
- Ивор.
- Сельяствинг, - представился похожий на кота, - но все зовут меня Котом.
- Пыльцеключ, - представился третий, - но все зовут меня Палец.
Встречающие проводили Алекса в карету на паровом двигателе. По дороге Кот с Пальцем поспорили о том, кто будет вести, и в итоге на козла забрался Палец. Пока он там что-то крутил и дёргал, готовя экипаж к езде, Алекс и остальные двое забрались внутрь, затащили туда сундук Алекса,и расселись на мягких креслах. В Данвегане и в Коверзальте говорили на одном и том же языке, или, вернее сказать, на двух очень похожих языках. Коверзальтцы свою версию упростили донельзя, выкинули два падежа (локатив и вокатив) — впрочем, этого и следовало ожидать от людей, занимающихся преимущественно морской торговлей и военными действиями против ближайших сухопутных соседей, ведомых посредством наёмной армии. Так что Алекс понимал данвеганцев, пусть не сразу, а они его, хотя каждый говорил на своём языке.

Не, что-то дальше не прёт пока :)

вторник, 11 февраля 2020 г.

Ночной марш-бросок

В ночь с субботы на воскресенье я, Мартин и Люция совершили небольшой ночной поход.

В субботу вечером мы выехали из Праги на поезде, и, с пересадкой в Младе-Болеславе (кажется) приехали в городочек Соботка. Он расположен на южной оконечности национального природного парка "Чешский Рай". Там, в господе на самом, образно выражаясь, краю света мы плотно поужинали, и тем ужином отметили начало путешествия. Там же, в той господе, я услышал самый противный в мире смех.
- А можно мне ещё татарак сверху на крковичку? - спросил Мартин официантку.
- Не, тарарак тольуо на заказ делаем, - ответила она.
- Ну вот я и заказываю, - сказал Мартин. Воцарилась неловкая пауза. Мартиновский стандартный флиртовочный юмористический подход оказался слишком сложен для восприятия официанткой. Мартин сказал, что пошутил, официантка из вежливости рассмеялась. О, какой это был гнусный звук! По сравнению с ним ржание осла звучит как звон серебряного колокольчика.

Отужинав, мы отправились в путь. Суммарно мы прошли около 27 километров, пересечя Чешский Рай с юга на север до города Турнова. По дороге я пытался фотографировать. Разумеется, все фотки можно смело отправлять в мусорную корзину. Но!



На фотографиях видны цвета. Я клал фотоаппарат на камни, на лавочки, опирал на то, что придётся (даже на палку для ходьбы). Если опора была достаточно стабильной (палка для ходьбы в число стабильных опор не входит) и фокус был наведён более-менее прилично, что-то даже получалось. Фокус я наводил вручную на ходу, как мне казалось, на бесконечность, и я часто бывал не совсем прав.





Человеческий глаз устроен так, что в плохом освещении видит всё в чёрно-белом свете. В фильмах поэтому ночные сцены делают тусклыми и монохромными, подсвечивая всё голубым или синим светом. Почему именно синим - я не знаю, наверное, для передачи холода, да и ночь выглядит синей по сравнению со светом костра. Так вот, в фильмах врут! Ночь вся цветная, просто мы нифига этого не видим. А фотоаппарат на ISO 1600 и выдержке в две секунды при ярком лунном свете все цвета видит. Фотографии выглядят как-то совершенно по-дневному, только немного странновато.

воскресенье, 2 февраля 2020 г.

(про Коверзальт) Конец путешествия

Алекс не был уверен, что он лёг спать прямо на грязный пол каюты, потому что проснулся он на своей койке, в одежде, на которой, вероятно, уснул, когда просто лёг полежать. Грудь после удара щупальцем монстра не болела, да и вообще ничего не болело. Синяков и ссадин не было. И Алекс бы подумал, что вообще ничего не произошло, но на обед подавали приготовленное мясо морского чудища, а под подушкой Алекс обнаружил огромный зуб, который ему дали матросы. Он некоторое время размышлял, не является ли это какой-то дурацкой шуткой или розыгрышем, но каким образом обладание таким шикарным трофеем может быть розыгрышем, не мог придумать.

За едой Алекс с опаской посматривал на магов, капитана и Уильяма, но никто не подавал признаков того, что что-то не то произошло. В итоге, побродив по той части корабля, по которой можно было бродить, стараясь не мешаться никому, и полежав на своей койке, Алекс решил, что это будет просто очередной частью всего того приключения. Он без проблем доберётся до Данвегана, отучится там один год, вернётся в Коверзальт и будет работать в лаборатории в Белой Башне. На переднем крае магической науки! Потом в его планах был небольшой пробел, и следующим пунктом был уже рассказ внукам о том, как он сел не на тот корабль и как сражался с морским чудовищем. Не исключено, что к тому времени можно будет эту историю слегка изменить для большего интереса слушателей, например, в несколько раз увеличить размеры монстра, обставить всё так, как будто это не матросы выловили его, чтоб съесть, а наоборот — это монстр напал на корабль, и вся команда спаслась только благодаря ему, Алексу. И в доказательство он будет всем показывать этот огромный клык морского чудища.

В каюту заглянул второй корабельный маг. Этот маг разговаривал с Алексом обычно меньше всех, впрочем, он вообще был малообщительным. Однако, тут он вдруг проявил чудеса общительности и даже заговорил первым, правда, не поздоровавшись:
- Через несколько дней мы уже будем на Зюйдкройце. Рекомендую этот ваш трофей никому там не показывать, и в Данвегане тем более.
- Что? Почему? - Алекс начал думать, что это не просто здоровенный зуб, а какой-то могущественный артефакт и решил сразу, как появится возможность, попросить у Уильяма магометр и проверить М-поле зуба.
- Засмеют и не будут уважать. Это так называемый анальный клык, он расположен у чудища в… в общем, мы не знаем, зачем он этим чудищам там нужен, - сказав это, маг ушёл, а Алекс с некоторым разочарованием рассматривал свой трофей. Матросы всё-таки придумали, как нам ним подшутить. Наверное, М-поле у зуба мерить всё же не стоит.

Оставшиеся несколько дней пути до Зюйдкройца прошли без особых происшествий. Алекс закопал зуб на самое дно своего мешка и решил, что никому не станет его показывать, тем более внукам.

Зюйдкройц показался на горизонте, выглядывая из-под свинцовых туч. Для Алекса это было самое радостное событие за практически всё время пути — наконец-то земля! Но его радость была испорчена тем, что капитан лично запретил ему покидать корабль и ступать на остров. Алекс обиделся и ушёл в свою каюту. Там он сухо попрощался с искрящимся радостью Уильямом, который был настолько рад, что покидает судно, что не заметил некоторой прохладцы в том, как Алекс ему пожелал удачи. Алекс перетащил своё барахло (язык не поворачивается назвать это «постельным бельём» - слово «тюфяк» подошло бы получше) на нижнюю полку, сел и стал смотреть в окно. Смотреть было не на что, капитан как на зло пришвартовал корабль к пирсу так, что каюта смотрела в открытое море, в сторону от острова. Матросы шумели и переругивались при разгрузке и погрузке, чем-то грохотали в трюме. В каюту заглянул Уильям в лабораторной броне:
- Ну всё, я на берег. Не скучай! Может, ещё увидимся, я был не прочь. Не поминай лихом!
- Пока, - ответил Алекс, едва посмотрев на него, и снова уставился в окно на серо-свинцовое небо и такое же, только потемнее, море. Он ожидал, что корабль простоит в порту острова подольше и отплывёт хотя бы завтра, и что можно будет сойти на берег, посмотреть по сторонам и размять ноги — не всё же по палубе ходить взад и вперёд. Однако, буквально через несколько часов, потраченных на разгрузку, погрузку и выяснение отношений между капитаном «Хрена Тролля» и начальником порта из-за спровоцированной одним из матросов драки с рабочим порта, корабль отчалил, вышел в открытое море, и в ветровом пузыре пошёл куда-то дальше, по мнению Алекса, в Данвеган, однако, он не видел ни солнца, ни звёзд из-за облачности, и не знал точно, куда они направляются, а навигационных инструментов, которые бы позволили ему определить направление так, у него с собой не было. У корабельных магов же они были, и «Хрен Тролля» летел стрелой, не тормозя и не сворачивая. Если бы Алекс раньше плавал на других кораблях, он бы подивился быстроходности этого узкого остроносого судна с довольно необычным названием, но такого опыта у него не было, и он считал скорость, которую развивал «Хрен Тролля» в ветровом пузыре, и которой бы позавидовал любой моряк, нечем само собой разумеющимся.

Слыша разговоры матросов, Алекс понял, что их тоже удивила решение капитана не оставаться на ночь, а быстро разгрузиться, загрузиться и отплыть. Удивило, но не расстроило — Зюйдкройц представляет собой пустынный островок посреди холодного моря, поросший лишайником и мелкими кустиками ближе к середине. Скалистый и непригодный на большинстве своей площади для жилья, остров даже не имеет нормальной гавани в бухте — порт устроен с той стороны острова, где почти нет рифов, а на берегу есть более-менее ровное место, на которых можно построить здания порта, и к которому пристроить пирсы. От порта и складов идёт единственная дорога вверх, где стоит замок или, если будет угодно, форт. Там, наверное, безумно холодно зимой, потому что он построен очень высоко, и скалы не защищают его от ветра. Кроме порта и замка, на острове есть ещё пивная, где можно подраться с солдатами или портовыми рабочими. Также там есть озерцо пресной воды, где-то в середине острова. Женщин на острове нет, а если есть, то это жёны офицеров, в общем, простым морякам недоступны. Зачем Ордену Порядка и Равновесия нужен форт в таком месте, куда разве что охотники на морских чудовищ могут приставать два раза в год, неизвестно. Так что простые моряки и не расстраивались.ф

«Хрен Тролля» держал курс на Данвеган, а без общения с Уильямом Алекс заскучал. Он взял в привычку садиться на палубу, кутаться во все тёплые вещи, что у него были (и это середина лета! Что же тут зимой творится-то) и рисовать. Поскольку у него были только графитовые карандаши для заметок и записей, то рисовать можно было только чёрно-белые картины. Рисовать небо и море быстро стало неинтересно, и Алекс переключился на людей. К своему удивлению и восхищению, у него получалось, на его взгляд, неплохо. Когда он показывал свои рисунки капитану и корабельным магом за обедом, они кивали головой, хмыкали, и узнавали изображённых людей (а это для Алекса считалось признанием его таланта). Правда, ему приходилось выпрашивать свой ножик у первого мага, чтоб заточить свои карандаши. Тот неохотно выдавал, и делал пометки в журнале, о том, что «холодное оружие тип нож короткий выдано пассажиру А в количестве шт — 1» и «холодное оружие тип нож короткий принято на хранение у пассажира А в количестве шт — 1». Сначала Алекс веселился, потом злился, а потом просто приходил в бешенство. Матросы, значит, вот с такими тесаками ходят, а мне нельзя? - спрашивал он.
- Членам судовой команды можно, пассажирам нельзя, - ответствовал первый корабельный маг, он же старший помощник капитана, и писал «выдано пассажиру А» нарочито ещё медленнее. Видимо, это было какое-то изощрённое издевательство, или розыгрыш настолько глубокомысленный, что скрытый юмор в нем Алекс не мог найти (в отличие от подарка, сделанного ему матросами — там он юмор понял и оценил).

Ругаться с магом Алекс не решался. Но день за днём становился всё более злым и напряжённым, и маскировал свою бурлящую в глубине ярость и неприязнь к окружающим его людям за тщательно взвешенной напускной ледяной вежливостью. Сколько он так смог бы продержаться, неизвестно, но в один вечер солнце садилось не в море, а в чёрную полоску между морем и небом, пронзая облака, собравшиеся над этой полоской. Суша!

Вмиг все вредность и недовольство Алекса прошли. Он полюбил разом всю команду, корабельных магов, капитана и даже, наверное, корабль. Пребывая в радостном предвкушении того, как он, наконец, этот корабль оставит, он раздал свои рисунки тем, кто на них был изображён, собрал вещи, вытащил свой мешок на палубу, встал к фальшборту и стал ждать. Корабль входил в Данвган уже после захода солнца. Порт и пирсы были ярко освещены странными зелёно-голубыми огнями, которые иногда дёргались и вспыхивали оранжевым. Дальше от порта можно было видеть улицы, освещённые обычным жёлто-оранжевым огнём газа, факелов, горящего в уютных каминах дерева. Сквозь обычную портовую вонь Алекс чувствовал — или ему казалось — запах горящего угля и жарящегося мяса из ресторанчиков. Старший помощник сделал в журнале последнюю запись «выдан пассажиру А» и вернул ножик Алексу. Тот нащупывал в кармане рекомендательное письмо, куда он переложил его из мешка, и надеялся, что бравая команда «Хрена Тролля» не решит над ним подшутить напоследок и не спихнёт его в воду.

«Хрен Тролля» пришвартовался, на пирс бросили трап. Алекс сбежал по трапу следом за капитаном и встал на твёрдую землю. Сделал несколько неуверенных шагов. Пирс как-то необычно не двигался от качки и твёрдо стоял на месте. Алекс обернулся на капитана, поблагодарил его и попрощался. Тот буркнул что-то вроде «счастливо» и переключил своё внимание на подошедшего портового чиновника. Алекс обернулся и пошёл по пирсу на берег, постепенно свыкаясь с мыслью, что он покинул ставшееся привычным и уютным чрево корабля, и оказался один в чужой стране. Он был в Данвегане.

суббота, 1 февраля 2020 г.

Вывеска на стене



"Частная территория. В случае вандализма вход будет перекрыт".

Поганая молодёжь :) Кстати, вот просто так для сравнительного анализа, как вы думаете, любители какого направления в музыке срут и гадят вокруг себя больше всех? Больше всех разрисовывают стены всякой хернёй? Больше всех слушают свою любимую музыку громко в портативных колоночках или в машинах так, чтоб все вокруг тоже слышали, даже ночью?

Ну окей, "срут вокруг себя" - это ещё неизвестно, кто больше :) Среднестатистический металлист заваливает вокруг себя пустыми пивными банками, окурками, пластиковыми стаканчиками и прочим мусором окружающий мир с неплохой скоростью.

Пожалуй, всё-таки окончание второй главы

В прошлый раз я остановился на том, как один из матросов позвал Алекса поближе посмотреть, как они вытаскивают из воды морское чудовище. Подходящий случай подвернулся как раз на следующий день. Услышав шум подготовки, Алекс вышел из своей каюты, где валялся и скучал на койке, время от времени перекидываясь парой слов с Уильямом, занятым таким же делом на своей койке, и поднялся на палубу. Капитан сказал ему: «сходи и посмотри», Алекс расценил это как временное снятие моратория на покидание безопасных от опасных и грубых проделок экипажа частей судна, и подошёл поближе. Внутри у него что-то заволновалось — он впервые ступал по ранее недоступной части палубы.

Матросы, вооружённые дротиками и длинными прямыми или кривыми кинжалами — почти мечами и саблями — кто как, готовились к ловле даров моря, как к абордажу. На носу и корме сняли чехлы с гарпунных пушек и принялись заряжать их. Тем временем другие матросы на большие катушки наматывали с видимым усердием трос. Трос дёргался, и Алекс ощущал, как дёргается корабль вместе с пытающимся освободиться от крюков чудовищем где-то там в глубине.
- Хорош, хорош, большой попался! - радовались матросы и отпускали грубые шуточки, проводя сравнительный анализ размеров корабля, вытягиваемого чудовища и своих частей тела. Рывки и дёргание троса становились сильнее, и вот, наконец, матросы по команде боцмана выпустили куда-то в воду гарпуны. Вниз с мачт ухнули на палубу заранее поднятые грузы, дёрнулись тросы, наверху что-то заскрипело и застучало, натянулось, и корабль накренился на бок. Матросы обрадованно закричали и принялись, натягивая канаты, пропущенные через подвешенную где-то наверху мачт системы блоков вытягивать на палубу свою добычу. Добыча представляла из себя что-то голубовато-розовое размером примерно с телегу с двумя пучками длинных, в несколько метров, щупалец с желтоватыми присосками и чёрными крючьями по всей длине. И добыча себя таковой считать отказывалась, и посему усиленно сопротивлялась, дёргаясь, извиваясь, и молотя вокруг себя щупальцами.

Матросы, ловко уворачиваясь от ударов щупалец, подскакивали и рубили. Иногда удавалось перерубить щупальце одним ударом, иногда нет, но разрушительная способность захваченного монстра постепенно убывала, в то же время возрастала его активность. Понимая, что всё-таки, кажется, проигрывает, чудище молотило, дёргалось и извивалось всё сильнее, раскачивая корабль. Алекс смотрел на это действо завороженно. Прошло, наверное, целых полминуты, пока от очередного удара чудовища фальшборт не дёрнулся с такой силой, что Алекс от него отцепился и, стараясь удержать равновесие, замахал руками и побежал вниз по наклонившейся палубе.

Тут-то его и настигло одно из щупалец. Удар пришёлся в грудь, и у Алекса выбило дух. И ещё его выбросило за борт. В полёте он осознал, что его траектория закончится в воде, и вцепился в чёрные крючья, которыми было покрыто щупальце. Один из крюков вырвался из щупальца, Алекс повис на втором всем своим весом… и тут время как будто замедлилось. Да что там «как будто», оно на самом деле замедлилось. Звуки внезапно изменились и стали глуше, тише и ниже, матросы, рубящие монстру щупальца на палубе, начали двигаться как в медленном танце, и сам монстр замедлился многократно. Поняв, что летит уже гораздо медленнее, чем раньше, Алекс подтянулся на чёрном крюке, случайно вырвал его из щупальца, но это уже было не страшно, потому что он мог дотянуться до следующего. Всё ещё не в силах вдохнуть после страшного удара в грудь, Алекс, тем не менее, боролся за своё право остаться сухим (и, вероятно, живым — мало ли кто там внизу в воде уже успел приплыть на запах крови монстра и ждёт, когда что-нибудь свалится к ним) со всем возможным усердием — вцепился в медленно движущееся щупальце руками и ногами, и полз по нему, как по столбу, ближе к самому монстру, где амплитуда движения щупальца была, разумеется, меньше. Оказавшись над палубой, он спрыгнул, неловко приземлился, упал, но тут же вскочил и отбежал на, как ему казалось, безопасное расстояние. Там он устало бухнулся на палубу, всё ещё не в силах вдохнуть. Звуки вернулись, всё снова ускорилось, и Алекс, превозмогая боль в грудной клетке, неглубоко вдохнул.

Сколько он так лежал на палубе, Алекс не знал. Он просто часто-часто вдыхал по чуть-чуть, потому что, если вдохнуть чуть побольше воздуха, делалось невыносимо больно. Громкие удары и шлепки прекратились — видимо, матросы наконец совладали с чудовищем. Над Алексом склонились капитан и два корабельных мага. Они смотрели на него со смесью любопытства и страха. Но боялись не его, а за него. Один из магов поводил над ним руками и констатировал:
- Несколько рёбер сломано, сейчас подлечу… так.
Грудь пронзила невыносимая боль, но она прошла почти мгновенно, и дышать стало нормально.
- Как это ты сделал? - спросил второй маг.
- Что сделал? - переспросил Алекс.
- В смысле «что сделал»? - начал свирепеть маг, но второй остановил его движением руки, посмотрел на Алекса и сказал мягко, как глупому ребёнку, который не понимает, что нашкодил.
- Ты был вон там, тебя снесло щупальцем и ты готовился упасть за борт. Но потом ты быстро-быстро перебрался вот сюда и лёг тут, и за борт не упал. Ты уверен, что не понимаешь, о чём я спрашиваю?
- Ну я схватился за это щупальце, и начал перебирать руками и ногами, вот так… можно я встану?
- Вставай, вставай.
Маги, недовольные ушли. Один порывался что-то сделать, махал руками и громко шёпотом ругался, а второй его успокаивал и уводил прочь. Капитан осведомился о том, всё ли у Алекса в порядке, и, получив утвердительный ответ, ушёл прочь, спокойный и невозмутимый, как будто ничего особенного не произошло, вроде как у Алекса за обедом из тарелки вывалился на стол кусок рылька.

К Алексу, ещё постепенно приходящему в себя после пережитого, подошли трое матросов. Один протянул ему перемазанный в голубой крови чудовища здоровенный кусок чего-то белого, похожего на изогнутый наконечник копья.
- Разрешите? Это вот… ну…
- Зубище, - подсказал ему второй матрос.
- Да, зубище, - продолжил первый, - в знак, значит, вашей отваги во время охоты на этого вот... вам подарок.
Алекс принял «зубище» и поблагодарил. Матросы развернулись и ушли помогать разделывать тушу монстра. Алекс нашёл ведро, на верёвке опустил его за борт, поднял обратно с водой. Вымыл руки, этот огромный зуб, умылся. Воду выплеснул, поставил ведро на место, и вернулся в безопасную позволенную ему часть судна. Зуб был длиной почти в ладонь. Походил на клык какого-то наземного хищника, только был плоским и более изогнутым. Если его наточить, и приделать рукоять, то можно использовать как наконечник копья, хотя кому нужно копьё с таким кривым наконечником. Или как дурацкий толстый нож. А если не наточить, то сгодится как пресс-папье.

Придя в каюту, Алекс нарочито небрежно покрутил зуб в руках и бросил его себе на койку. Уильям сделал вид, что ничуть не завидует и не интересуется этим зубом.
- А, матросы дали, когда чудовище разделывали, - сказал Алекс, и тут почувствовал, что его очень сильно клонит в сон. Он широко зевнул, потянулся и поняв, что заснёт скорее, чем заберётся на свою верхнюю койку, аккуратно прилёг на пол, к удивлению Уильяма. И уснул.

Он уже не видел, как в каюту заглядывают все три корабельных мага, и не слышал, как они просят Уильяма не мешать, если не может помочь, потому что надо кое-что проверить, потому что кое-что произошло.

пятница, 31 января 2020 г.

Чайник

У нас сломался электрический чайник. Ну как, крышка у него уже давно была сломана, это такая особенность этих моделей. У нас такой был на работе, там мои коллеги сломали ему крышку в первые же пару дней. Дома крышка подержалась, наверное с месяц, и потом тоже перестала открываться нажатием на кнопочку. Ничего страшного, я открывал руками, она всё равно нормально защёлкивалась.

Но потом чайник сломался. В том смысле, что стал протекать где-то там у себя внутри. Если налить в него воду и поставить, то под ним медленно начнёт образовываться лужа. Разумеется, таким чайником нельзя пользоваться - устроит ещё короткое замыкание со всеми в прямом смысле вытекающими последствиями.

Пошли и купили новый чайник. О, это целая история! Выбрать чайник оказалось очент сложно. Этот очень дорогой, этот не подходит по цвету к кухне, этот слишком маленький, этот слишком круглый, этот слишком квадратный, у этого кнопка неудобная, а этот пикает! Причём капризничал я. Кажется, я начинаю понимать муки выбора свитера, которые иногда одолевают женщин. Но, в отличие от свитеров, которых можно купить несколько, чайник нам нужен всего один. Выбирали-выбирали, в итоге выбрали какой-то, не слишком круглый, не очень дорогой, без звуковой сигнализации, но не прозрачный. Я, всё ещё снедаемый тоской по прошлому протекающему прозрачному чайнику, хотел тоже прозрачный, чтоб смотреть по утрам, как в светодиодной подстветке бурлит внутри вода. Но выбрали и купили металлический. Первым делом Ленка обнаружила, что, в отличие от стеклянного чайника, проверять, горячий новый металлический или нет, прикосновениями руки наказуемо. Металл более теплопроводен, чем стекло, о чём свидетельствует обожжённая кожа.

Что делать со старым протекающим стекланным чайником, я не знал. Вроде, выкидывать жалко, он ещё не успел зарасти накипью, да и на него гарантия ещё не кончилась... Ленка понесла его возвращать по гарантии. Чайник приняли обратно в магазине, но сказали, что "надо посмотреть". Понятное дело, что может быть негарантийный случай, если, допустим, клиент сам пытался чайник разобрать, или использовал его не по назначению. Прошло некоторое время, я даже не знаю, сколько, почти месяц, наверное, я уже стал забывать про старый чайник, как вдруг пришла смска о том, что "дефект устранён, можете забрать товар". Ленка пошла в магазин, а я гадал, сидя на работе - они что, реально починили протекающий чайник вместо того, чтоб вернуть за него деньги? Но нет. Дефект устранён просто тем, что нам выдали такой же чайник, только новый :)

Вот так вот. У нас теперь дома несколько чайников, и все подходят к кухне по цвету, форме, размеру, мощности и положению кнопки включения :)

понедельник, 27 января 2020 г.

Как мы на концерт сходили

Сегодня моему страшему ребёнку исполняется - охуеть - пятнадцать лет. Вчера состоялась процедура вручения Главного Подарка На Пятнадцатилетие - мы с ним впервые пошли на концерт группы Сабатон про поддержке ещё двух бригад. Я - впервые на Сабатон, ребёнок - впервые на концерт в принципе (всякие "Дисней на льду" и прочее такого типа не считается). Приехали на "Чешскоморавскую", вышли к "О2 арене". Там толпа на входе. Славка такой - ого, сколько народу! Лучше потом на выходе посмотришь, сколько будет - отвечаю.

Зашли с ним внутрь, значит. Я взял себе пивка, мы походили, поискали нужный сектор. Потом выяснили, что у нас вход внизу, надо ещё по лесенке спуститься. Уныло сидеть на кресле, как в филармонии, на метал-концерте? Пффф! Я взял нам два билета на стояние. В О2 арене нет разделения на "стояние перед сценой" и просто "стояние", так что мы смогли протиснуться на расстояние примерно метров тридцать до сцены, стояли немножно справа от центра. Сначала народу было немного, но потом, когда я огладывался, я не видел свободных мест вообще. Думаю, тысяч пятнадцать человек было (рекорд вместимости О2 арены - двадцать тысяч человек на концерте "Металлики" в 2018 году, но это надо на головах друг у друга сидеть). О2 арена - это многофункциональная арена, там можно в хоккей играть, или вот на концерты ходить.

Пробирались туда мы в 18:15. Сорок пять минут просто стояли и ждали начала концерта. Если бы пришли позже, пришлось бы тусить где-то на краю, откуда ничего не было бы видно. Впрочем, и так было видно так себе, потому что прямо передо мной, протиснувшись к своим друзьям, встали человек-башня и человек-одуванчик. Сначала начали играть Амаранте. Элиз Рид сначала вышла сперва закутанная в плащ, потом плащ сняла, потом сняла и куртку, и скакала там только в своём коротеньком платьишке, сверкая трусами. Вообще Амаранте очень хорошо разогревают толпу. Отыграли сет длиной в сорок минут. Кто-то кинул Элиз плюшевое сердце из зала. Они попрощались, сфоткались и ушли.

Двадцать минут мы с интересом наблюдали, как рабочие сцены разбирают барабанную установку Амарантов и выкатывают барабанную установку Апокалиптики.
- Может, за пивом мне сходим? - предложил я. Славка оглядел толпу за нашими спинами.
- А мы потом обратно протолкаемся? - спросил он. Я оглядел толпу тоже. Края не было видно, море голов до трибун.
- Ну, я без пива обойдусь, - решил я, и мы никуда не пошли. И правильно.

Я думал, Апокалиптика будет скучной. Не, нифига, они были просто классные. Единственный их прочёт был в том, что они думали, что кто-то знает тексты песен, и поэтому они кричали:
- Ну, Чешская Республика, пойте! - а зал молчит, слушает. Впрочем, кавер на "Nothing else matters" вышеупомянутой Металлики зал пел хором и безо всякого напоминания. Также на пару песен вышла на сцену какая-то дама в красивом синем платье с разрезами чуть ли не до подмышек, и спела "Seemann" (кавер на Раммштайн) и ещё что-то. Мне нравится, как этот кавер Апокалиптики поёт Нина Хаген. Эта девица тоже хорошо пела, но с Ниной Хаген ей не сравниться, по крайней мере, на мой вкус. Потом главный из Апокалиптики посоветовал "показать, как мы классно проводим вечер, этим шведским ублюдкам", и они тоже ушли, не прощаясь (потом будет понятно, почему), отыграв в итоге 50-минутный сет.

Сцену затянули синеньким занавесом, через который немножко было видно, как там позади него ходят люди. Провели небольшой саунд-чек. Йоаким Броден за занавесом сказал в микрофон:
- Привет, я Йоаким Броден, - и потом добавил что-то ещё, что я не очень разобрал. Зал заволновался. И волновался ещё минут 20, после чего медленно погас свет, упал занавес, и...

...и началось шоу. На сцене стоял муляж танка, наверху которого была барабанная установка. Огнемёты, пиротохника - всё сверкало, грохотало и гремело. Это было смачно. На припевах песен зал прыгал. Я тоже прыгал, но потом приземлился кому-то на ногу, и прыгать перестал, извинившись. Было громко, ярко и очень, очень круто.

У Йоакима давние тёплые отношения с Чехией. Зал скандировал: "ještě jedno pivo! Ještě jedno pivo!". Справа от меня стоял какой-то русскоязычный чувак, и, русофил хренов, орал мне над правым ухом по-русски: "ещё одно пиво! Ещё одно пиво!", сбивая меня с толку, и я запутывался, на каком языке кричать. Йоаким поулыбался и сказал в микрофон:
- Ještě jedno pivo, - и в ту же секунду откуда-то выбежал рабочий сцены и принёс ему пластиковый стаканчик. Йоаким выпил залпом и положил стаканчик куда-то себе под ноги. Время от времени в паузах между песнями зал порывался петь "Swedish Pagans". Перед "Rad Baron" на сцены выкатили красненький электроорган, похожий на истребитель. Йоаким подошёл и сыграл, чтоб повалять дурака, первые ноты "Swedish Pagans", чем завёл зал, и все снова принялись петь.

В общем, движуха была классная. Не знаю, в каждом ли городе музыканты говорят это, но вчера Йоаким признался, что так тепло его давно не встречали, и он считает Прагу вторым домом. И что гордится тем, что она сам наполовину чех. И что исптывает особенные чувства, исполняя "Far From Fame" в Чехии. Зал встречал каждое его слово восторженным рёвом. Потом на сцену вышли музыканты Апокалиптики и сыграли несколько песен совместно с Сабатоном. Ближе к концу программы Йоаким сказал:
- Ну всё, завтра понедельник, всем на работу и в школу, всё, время сказать "спокойной ночи", пока, - и все убежали со сцены. Разумеется, никто ему не поверил, зал принялся шуметь, свистеть и звать Сабатон обратно. Подождав немного, они снова выбежали и спели ещё несколько песен. Зал снова скандировал про пиво при поддержке гитариста. Пиво вынесли, Йоаким сказал:
- Ах ты ублюдок, ты их подначивал, вот теперь ты и пей! - гитарист взял пиво, выпил залпом и выкинул стаканчик в зал. На одной из песен участники группы подбежали к нему и налепили Йоакиму на лоб какие-то белые квадратики с синими сердечками. Прямо посреди проигрыша в песне он ругался плохими словами на своих одногруппников, показывал им фак, потом снял сердечки со лба и выбросил их в зал.

До конца оставалось уже совсем немного, когда он взял бумажку с лайнапом и принялся её читать:
- Так, "ещё одно пиво" мы делали, сет с Апокалиптикой мы отыграли, "Primo Victoria" мы с этими вот штуками спели, что ещё осталось?
Зал понял намёк и снова принялся петь "Swedish Pagans". Угадали правильно, следующая песня была именно эта. Потом отыграли "To Hell and Back", и на этом, по-моему, было уже всё. Времени было почти одиннадцать вечера.

В метро два эскалатора работало на спуск, и они были ускоренные. Внизу на перроне работники метро в красных фуражках регулировали потоки металлистов и помогали им равномернее забиваться в вагоны поездов, а также не подпускали к краю платформы. Я от концерта был в полном востоге, и Славка, похоже, тоже. Классно сходили.

пятница, 24 января 2020 г.

Как я ходил к гастроэнтерологу

Расскажу всё-таки, как я ходил к гастроэнтерологу.

Пришёл в поликлинику, заполнил бумажки, почитал всякие объяснения, что и как делать, потом пришёл беседовать с доктором. Доктор - невысокий подвижный худенький пожилой мужчина в больших очках.
- А зачем вы пришли-то вообще? - спрашивает, - вы уже, как я погляжу, целый месяц принимаете омепразол, если у вас язва и была, она должна была зарасти. Я ничего не увижу, так что причины ваших болей в области желудка в декабре я найти не смогу. Ну посмотреть-то мы, конечно, можем. Можем, если хотите, и снизу посмотреть.
- Нет, спасибо.
- Ну как хотите.
Провели меня в процедурную. Я лёг на левый бок, голову на плоскую подушку, левую руку на правый бок и не шевелить ни в коем случае! Правой рукой вцепиться в край койки. До этого мне ещё попрыскали в рот лидокаин, я закашлялся. Попрыскали ещё раз.
В рот вставили широкий мундштук, его сказали держать зубами. И - зонд в пищевод. С первого раза не получилось, доктор сказал: "глотайте", а меня выворачивало наизнанку. Со второго раза вышло. "Просто дышать, просто дышать", - поторял я себе, старался дышать глубоко и ровно, а зубами вцепился в мундштук так, что там на жёстком пластике, наверняка остались следы. Сколько продолжалось это изнасилование в пищевод шлангом, я не знаю, но потом оно в конце концов закончилось.

Потом состоялся второй разговор с доктором.
- Ну язвы у вас нет, следов язвы тоже я не видел. Желудок более-менее гладенький, пищевод, кончено, всё ещё местами раздражён. Зато у вас есть желудочная грыжа, - я не знал чешское слово, и доктор вспомнил слово "грыжа" на русском, - она небольшая, три сантиметра всего, хирург оперировать не возьмётся. Так что вам придётся до конца жизни с этим мучаться. Ну я написал тут вам рекомендации, после еды не ложиться, спать в приподнятой верхней частью туловища, и так далее. Желудку-то у вас всё равно, а вот из-за грыжи забрасывается кислота в пищевод, и пищевод страдает. А вот я ещё такую штуку интересную у вас нашёл - такой интересный порок развития, у вас в пищеводе два участка слизистой желудка, прямо напротив сердца, вот здесь. Они небольшие, вот такого размера примерно...
- Но они тоже могут продуцировать желудочную кислоту.
- А вы умный. Да, могут, и пищеводу от этого тоже не очень хорошо. Никто в Чехии это оперировать не умеет и не станет, и я не знаю, в какой стране могут взяться за такую операцию. Но эти два участка маленькие, так что при соблюдении моих предписаний всё будет в порядке ещё долгое время.
- Пан доктор, а можно задать вопрос?
- Да, конечно.
- Эта грыжа же никак не вредит употреблению алкоголя?
- Грыжа - нет, но могут быть неприятные последствия для пищевода, он и так раздражён, а алкоголь только провоцирует... вино вам нельзя, там кислота. Пиво можете пить. Крепкий алкоголь разбавлять.
- Ага, пиво и коктейли, понятно. Спасибо, пан доктор!
- Я вам этого не говорил.
- Разумеется.

Про чтиво

Читаю сейчас "Криптономикон" Нила Стивенсона. Вроде как, он писатель-фантаст, но особой фантастики там как бы пока нет. Дочитал до того момента, как Бобби Шафто (это типа стёб над члёном английского парламента Робертом Шафто, про которого и так уже песни в северо-западной Англии поют с середины 18-го века?) увидел гигантскую ящерицу в японском пулемётном дзоте, и это, ну, кроме придуманного немецкого математика и криптографа фон Хакльгебера, с которым Алан Тьюринг типа встречался во время учёбы в аспирантуре в Принстоне - пока единственное, что там есть фантастического.

Поставил на зарядку аккумулятор фотоаппарата.

В последнюю неделю или две таскаю с собой в рюкзаке плёночный фотоаппарат, желая доснимать, наконец, плёнку. Но что снимать-то? А нечего. Большую часть своего времени, когда я бодроствую, я провожу на работе. Я обставился мониторами, и в своём уголочке мне снимать совершенно нечего. Но аккумулятор мне понадобится не к плёночному, а к цифровому фотоаппарату, так что плёнку я всё равно не доснимаю в ближайшее время.

Забыл, что хотел написать.

А, вспомнил. Я давным-давно хотел почитать книжку про ведьмака. Ещё до того, как сериал снимать начали, начал хотеть, так что, пожалуйста, не надо меня обвинять в мейнстримности :) Но в библиотеке этой книги нет никогда, все экземпляры на руках, и очередь на годы вперёд. Поэтому я купил свеженькое, выпущенное, видимо, на волне интереса к сериалу, издание первой книжки. И вот, может, после "Криптономикона" буду читать. А может, и нет.

вторник, 21 января 2020 г.

Опять проблема с придумыванием названия

Вот эту вот мою писанину про маготехника, который сел не на тот корабль, но тот корабль, на который он сел, имел забавное название, как я подозреваю, кто-то читает. Интересно, кто как это дело называет? "А вот Дмитрий Сергеевич накатал очередной пост про ..." - про что? Про Алекса? Который Алекс вообще случайно, это имя мне первое в голову пришло, когда я писать про него начал :)

У меня рабочее название "про Коверзальт", но, понятное дело, там больше про то, как Алекс смотрит вдаль с палубы "Хрена Тролля", который плывёт вообще в другое государство, называемое Данвеган, так что про Коверзальт там вообще не очень много.

Кстати, в Коверзальте используется язык, в котором существуют три вежливые формы обращения. Обычная (или обычно-грубая) - между друзьями, от начальника к подчинённому, от старшего к младшему. Обычная чуть более вежливая (равнообычная) - между просто людьми, которые друг другу никто или только немного знакомы, между равными коллегами на работе. И вежливая форма - от подчинённого начальнику, от младшего старшему и так далее. По аналогии с русским это может быть на "ты", на "вы" и обращение в третьем лице ("не желает ли господин кофе?"). В японском вон тоже три формы. Но фишка в том, что Коверзальт - всё-таки город прежде всего купцов, а не магов, поэтому там эти три формы используются также и в том случае, когда надо подчеркнуть, что кто-то кому-то должен денег :)

воскресенье, 19 января 2020 г.

Продолжение второй главы или уже третья глава?

Помнится, я прекратил свой рассказ на том, как Алекс и Уильям бегали по кораблю туда-сюда (в определённых пределах) и проводили измерения изменений М-поля, пытаясь определить какие-то зависимости. Уильям, как понял Алекс, хотя они никогда это не обсуждали, был маготехником господина Амаранта, поэтому на него запрет на покидание кормы и кормовых кают не распространялся.

Сам Алекс принадлежал к Ордену Белой Башни, но формально не являлся его частью, и у себя там на работе делал не то, что попросит какой-то конкретный маг, а то, что его попросит начальник его отдела — такой же, как и Алекс, совершенно обычный человек, не обладающий никакими магическими способностями, только поумнее среднего. И то, незначительно, потому что своё место начальника отдела он занял не благодаря профессионализму или интеллекту, а просто потому, что был изворотлив, лжив, труслив, жаден, мстителен и противен в общении до отвращения (как и подавляющее большинство мелких менеджеров с точки зрения своих подчинённых). И, по ночам прислушиваясь к скрипу снастей и койки под ворочающимся Уильямом, Алекс размышлял, что он будет делать в случае, если его попытаются завербовать в Орден Порядка и Равновесия.

Спустя пару дней плавания на «Хрене Тролля» он полностью перестал волноваться и паниковать из-за того, что сел не на тот корабль, всё равно ведь он прибудет в Данвеган за те же деньги. Это событие он считал необычайным приключением, выпадающим на долю лишь немногим избранным, и считал, что оно может перевернуть его взгляд на мир. Себя он уже видел умудрённым жизнью и опытным путешественником (как минимум, гораздо опытнее, чем большинство его коллег по работе), и полагал, что, вследствие этого, его ценность как сотрудника возросла многократно — а это, в свою очередь, пошатнуло его лояльность Ордену Белой Башни. Вот же люди из Ордена Порядка и Равновесия, совершенно обычные, не каннибалы, с такими же шутками, темами для обсуждения, поводами для радости и печали, и с такими же магометрами, как и в Ордене Белой Башни. Ничего стращного же не будет, если вдруг с ними немного поработать?..

Кстати, по поводу корабельной кухни. Действительно, команда не занималась каннибализмом — по крайней мере, Алекс их за этим ни разу не застал. На судне имелись запасы солёных и сушёных овощей, фруктов, сухарей и мяса, а также этого препротивнейшего блюда всех моряков, как коверзальтских, так, видимо, и данвеганских: оно напоминало слегка солёный подкопчённый животный жир, и, как считалось, поддерживало здоровье во время морского путешествия лучше чего либо. Называлась эта дрянь «рыльк», и всем полагалось раз в день съесть её ломтик. Алекс и Уильям, как пассажиры, обедали и ужинали вместе с капитаном и корабельными магами — теми, кто не нёс смену. Они принимали пищу в центральном помещении на корме корабля, откуда были двери во все остальные каюты и лестница наверх. Было очень жарко и душно, особенно в обед, поэтому приходилось держать открытыми все окна и двери, чтоб эта столовая хоть немного продувалась.

Алекс был уверен, что они едят тут, а не на палубе, как матросы, или не в каюте с окнами исключительно для того, чтоб нельзя было украдкой выкинуть противный рыльк за борт. Приходилось давиться и есть его. Уильям, как более привилегированный пассажир и такое же сухопутное существо, как Алекс, пытался возмутиться, но капитан его уверил, что для того, чтоб добираться до пункта назначения на «Хрене Тролля», а не вплавь, необходимо есть рыльк вместе со всеми.

Однако, к остальному меню у Алекса претензий не было. Основную его часть составляли мелкие морские чудовища, которые ловили матросы. Каким образом им удаётся приманивать и вылавливать только таких мелких, с которыми они могут справиться вдесятером, для Алекса было загадкой. Корабли охотничьего флота Коверзальта никогда не плавали по одиночке, а иногда, бывало, некоторые даже не возвращались в Дневные Доки. И они тащили за собой на тросах и в сетях, бывало, таких монстров, которые бывали размером больше корабля. Возвращающаяся из многомесячного рейда эскадра охотников могла притащить тысячи тонн живой плоти — в такие дни в городе падали цены на мясо сухопутных животных. Чудовищные монстры, ослабшие после боя с охотниками и оглушённые магией, спелёнутые тросами и сетями, теряющие чернильную кровь и силы, были ещё живыми, когда их выволакивали кранами на сушу и начинали разделывать — нарезать на части огромными, размером с дом, дисковыми пилами, работающими на паровой тяге. Всё ещё сокращающиеся и трепещущие куски плоти размером с телегу растаскивали в разделочные цеха и там нарезали, охлаждали или сушили. И надо было всё это сделать быстро-быстро, пока тонны умирающей плоти не испортились и не начали гнить. Да и без этого в Дневных Доках при разделке вонь стояла удушающая, а жители окрестных домов не открывали окна. К работе над разделкой морских чудовищ привлекались все — а оплата была, собственно, мясом этих самых морских чудовищ. Так что безработица в Коверзальте падала во время разделки туш до нуля.

Как-то раз за обедом Алекс, набравшись смелости, спросил, как так получается, что матросы ловят только небольших монстров.
- Размер и тип наживки, - ответил второй корабельный маг, - ну и кроме того, крючья специальные, с пружинами. Они могут распрямляться, если что-то очень большое и сильное на них повиснет и будет дёргаться. А мелочь типа этой, - он поддел вилкой кусок нежно-голубой с розовым плоти чудовища в своей тарелке, - не сорвётся.
С ними обедал и третий корабельный маг — точнее, для него это был завтрак, так как он только проснулся. Он уставился на второго:
- Столько лет хожу с вами, и только сейчас узнал, зачем там пружины на крюках.
Капитан при этих словах расхохотался, и, следуя его примеру, стали смеяться все присутствующие. Кроме третьего мага, который продолжил:
- Я всегда их подзываю в свою смену специально из глубин, ну, тех, что помельче. Магией…
Второй маг прекратил смеяться.
- Что? - спросил он.
- Что? - переспросил третий.
Капитан хохотал так, что чуть не упал со стула. Он колотил кулаком по столу, и матросы испуганно заглядывали в открытую дверь с палубы. Уильям смеялся чуть ли не до икоты. Алекс, который не находил произошедшее настолько уж смешным, тоже посмеялся со всеми из вежливости, даже хлопнул пару раз рукой по столу слегка, стараясь, впрочем, не переигрывать.

Спустя полчаса вся бодрствующая часть команды уже знала Алекса как задавшего вопрос, который так поднял настроение капитану, что тот раздал всем спиртное и разрешил увеличить порцию на один приём пищи. Его звали поближе посмотреть, когда они в следующий раз будут вынимать из воды очередное чудище, драться с ним на палубе и потом разделывать, но он, памятуя наставления старшего помощника, сказал, что не очень хочется, и что он не привык к такому зрелищу, но с удовольствием понаблюдает издалека. Присутствующий при этом разговоре капитан махнул рукой:
- Да что ты боишься, сходи и посмотри вблизи, тебя никто не заставляет его вязать или разделывать.
Восприняв это, с одной стороны, как разрешение покинуть корму, а с другой — как обвинение в трусости, и, не желая, чтоб матросы утратили только-только появившееся к нему некоторое подобие симпатии из-за того, что сочтут его трусом, согласился:
- Ага, хорошо. Схожу посмотрю поближе.
- Отличненько, - сказал матрос, хлопнул Алекса по плечу, - мы тебя позовём, как будет на что смотреть, - и ушёл.

0114

Дома всякие карандаши, ручки, ножницы и фломастеры я складываю в бумажные стаканчики из-под кофе. У детей есть такие железные сетчатые стаканчики для ручек и карандашей из "Икеи", но они в них кладывают всякую хрень. У крупного все письменные принадлежности просто рассыпаны по столу вокруг ноута, а младшей они собраны вместе с красками в картонную коробку из-под обуви.

За одним-единственным исключением - самые маленькие карандашики (отходы рисовального производства) она всё-таки складывает в бумажный стаканчик для эспрессо.

четверг, 16 января 2020 г.

суббота, 11 января 2020 г.

Что делать?

Внезапно накатило желание попробовать порисовать. Как я полтора года или год назад рисовал и изрисовал целый блокнот. А может, даже не так, а лучше. Или, подумал я, может быть сесть и написать ещё немножко продолжения про Коверзальт, чем они питались в пути, или как приехали на Зюййдкройц, и вообще дальше. Что же делать? Писать или рисовать? Решил написать в какой-нибудь соцсети типа "вконтакте" или "фейсбука" вопрос, что же мне делать. Но, учитывая то, что у меня там друзей везде немного, вряд ли я в ближайшее время получу достаточно репрезентативное количество голосов, а до завтра мне ждать не хочется - до завтра я уже, может, перехочу.

Кажется, что сейчас я не буду делать ничего из вышеуказанного, а мы присто поедем в магазин :)

Собственно, вторая глава

Так вот, да. Каюта была маленькая, и приходилось её делить с другим пассажиром. Этот пассажир — а вот пусть он и будет Уильям — был ничем, в общем, внешне непримечательным человеком, за исключением того, что он поднялся на корабль «Хрен Тролля» в лабораторной броне Ордена Порядка и Равновесия.

Лабораторная броня призвана защищать маготехника во время работы в лаборатории и при различных полевых экспериментах. Поскольку всё-таки умные люди — это довольно ценный ресурс, их надо беречь. Сама по себе она выглядит как комбинезон, шлем, передник и рюкзачок. Также прилагаются обувь и перчатки. Шлем можно носить не постоянно, а откидывать его на лопатки, как капюшон. Собственно, шлем и рюкзачок являются самыми интересными вещами в этой лабораторной броне, превращая её из просто костюма для работы с химическими реагентами, опасными животными и тяжёлым оборудованием в магическую лабораторную броню — они напичканы разнообразными магическими артефактами и, в частности, создают вокруг владельца защищающие магнитные поля.

Уильям пояснил, что по правилам во время погрузки и разгрузки «этой ерунды» - показывая пальцем на сундуки в трюме — надо надевать защиту. А то мало ли что. Что это за «ерунда», он рассказывать не стал, просто уточнил, что он её сопровождает на Зюйдкройц. После отплытия он переоделся в обычный костюм и стал совершенно обычным человеком, который просто и легко сливается с толпой где-нибудь в Коверзальте.
- Возможно, корабельные маги что-нибудь наколдуют, чтоб мы с тобой не страдали от морской болезни. А лабораторная броня может меня от этой магии защитить, она же броня, - говорил он, - так что буду наслаждаться всеми прелестями морского путешествия беззащитный.

После отплытия из Коверзальта Алекс сообразил, что сел не на тот корабль и, разумеется, запаниковал. Настолько сильно, что впал в ступор, и не предпринял ничего. Через некоторое время до него дошло, что за те же самые деньги он всё равно доберётся до Данвегана, и даже ещё быстрее, чем мог бы, и немного успокоился. Его стала больше волновать остановка на острове Зюйдкройц и команда корабля, по словам старшего помощника, набранная из «ребят отчаянных и грубых». Команда была немногочисленна, не более тридцати человек, что, по мнению Алекса, было недостаточно для того, чтоб управляться с кораблём такого размера. Тем не менее, они как-то управлялись, и довольно успешно. По типа парусного вооружения «Хрен Тролля» можно было отнести к бригам — он имел две мачты (задняя мачта, называемая грот-мачта, была немного выше передней) и только прямые паруса (то есть прямоугольные, или, скорее, трапециевидные, крепившиеся к горизонтальным палкам, называемым «реи», подвешенным на мачты). В отличие от бригов, которые известны читателям, «Хрен Тролля» не имел косого паруса на грот-мачте, и способность поворота реев вокруг мачты была сильно ограничена. В общем, «Хрен тролля» был кораблём, предназначенным идти только при попутном ветре, так сказать, в фордевинд. Тем не менее, пусть читатель не удивляется странной конструкции - «Хрен тролля» был построен исключительно для использования в ветровом пузыре, там на корме даже специальное возвышение было, где сидел погодный маг.

Один из погодных магов поднялся на возвышение, уселся на поставленное там кресло, закурил трубку и махнул рукой. Подул лёгкий ветерок. Паруса, которые команда уже частично успела поднять и укрепить на реях, заколыхались, наполнились ветром, и корабль тронулся. В этот торжественный момент Алекс стоял на корме, занимаясь сперва тем, чтоб не расплакаться, глядя на удаляющийся порт, а затем пребывал в ступоре из-за паники, и наверх, на наполняющиеся ветром паруса не смотрел.

Когда корабль отошёл чуть подальше от Ночных Доков и команда наконец-то перестала ставить паруса (прошёл, по меньшей мере, час), слезла с мачт и разместилась на палубе, Уильям, до этого бродящий по корме взад и вперёд, спросил у Алекса:
- Как ты думаешь, когда матросы поют, помогая погодному магу, это на самом деле помогает, или это просто так, чтоб делом были заняты?
- Не знаю…
- Давай проверим?
- Мнэээ…
Приняв «мнээ» за согласие, Уильям потащил Алекса в каюту, и вытащил из рундука два устройства, которые напоминали что-то среднее между осциллографом и астролябией, с удобной ручкой. Это измерители напряжённости М-поля, в просторечии именуемые «магометрами».
- Умеешь пользоваться? - спросил Уильям.
- Разумеется! Мы же пользуемся такими же, - Алекс взял один измеритель, посмотрел на заднюю сторону и увидел там клеймо «сделано в Ордене Белой Башни», - да мы, в общем-то, именно такими и пользуемся. А у вас что, своих нет?
- Почему-то нет, - ответил Уильям и пожал плечами, - наверное, проще ваши купить, чем свои сделать, это ж так…
Что «это ж так», он не договорил. В общем, как вы уже, наверное, поняли, Уильям был маготехником из Ордена Порядка и Равновесия, а, поскольку магов Ордена Порядка и Равновесия, маготехники которого могут носить лабораторную броню, в Коверзальте не так уж и много (насколько всем известно, всего один), было понятно, что он маготехник господина Амаранта. Также понятно, что оба они, Алекс и Уильям, не испытывали друг к другу (по крайней мере, внешне) негативных чувств, а оба были заинтересованы в магии больше, чем в политике, потому что, когда погодный маг создал ветровой пузырь и команда начала петь, они разошлись с магометрами, бумагой и карандашами к разным бортам корабля, и начали проводить измерения.

Создание ветрового пузыря не было чем-то эпическим. Просто лёгкий ветерок, который до этого помогал кораблю выйти из порта, усилился, потом ещё усилился, стали видны границы области, в которой он дул, маг крикнул: «запевай!», матросы начали петь, одновременно с этим подтягивая верёвки и проверяя узлы.

Алекс и Уильям сравнили записи показаний измерителей и, после проведённых расчётов, пришли к выводу, что влияние песни команды на генерируемое погодным магом изменение М-поля всё же присутствует в незначительной степени. В течение следующих дней они проводили эти измерения ещё неоднократно, причём на Уильяма запрет покидать корму не распространялся, и он мог проводить измерения и на носу корабля тоже. Пришли к следующим выводам: у разных магов влияние песен, которая поёт команда, на М-поле разное. В течение восьмичасовой вахты на палубе находились одновременно десять матросов и один погодный маг. Время от времени погодный маг просит матросов начинать или прекращать петь командами «запевай» и «заткнитесь» (у Алекса было подозрение, что «заткнитесь» используется далеко не на всех кораблях) - это связано с погодными условиями вне ветрового пузыря. Большую часть времени матросы не поют и занимаются своими делами — контролируют крепления парусов, что-то моют, убирают. Влияние пения утром, в вахту старшего помощника, самое большое. В вечернюю вахту, когда за ветровым пузырём следит второй маг, жилистый мужчина с длинным крючковатым носом и постоянным подозрительным взглядом из-под припущенных век, влияния матросских песен нет вообще. Ночью, в смену третьего мага, пузатенького подвижного мужичка небольшого роста, влияние среднее.

Впрочем, маготехники сомневались, зависит это от мага, или, может, от времени суток. За неимением большего количества опытных данных, они удовлетворились теми результатами, что получили, и пообещали друг другу потом как-нибудь обязательно найти нужную информацию и прочитать. Уильям отметил, что у Алекса положение лучше, потому что он едет в Данвеган, где есть несколько библиотек и полным-полно умных людей, у кого можно спросить, а на Зюйдкройце вообще не факт, что хотя бы одна книга есть.

четверг, 9 января 2020 г.

понедельник, 6 января 2020 г.

Начало второй главы

Что-то мне перестало нравиться имя главного героя. Но, с другой стороны, не Уильям же его называть, пусть пока будет Алекс.

Так вот, Алекс сообразил, что сел не на тот корабль. Сперва он, разумеется, запаниковал, но страх показаться полностью сумасшедшим и навлечь на себя гнев и непонимание со стороны капитана «Хрена Тролля», погодных магов, всей команды (отчаянной и грубой, по словам первого помощника) и своего соседа по каюте, вогнали его в ступор и не позволили ему совершить глупости. В таком ступоре он и существовал первые несколько дней пути. Все остальные присутствующие на корабле решили, что это просто так проявляет себя то ли морская болезнь, то ли боязнь плавания, и не обращали особого внимания. Кроме того, они все не знали Алекса ранее, так что не могли заметить перемену в его поведении; впрочем, учитывая его интровертную натуру, перемена в поведении не была очень-то и заметна.

Каюта была крохотной, с двумя полками, одна над другой. В ширину она была на только узкий проход шире полки. Нижнюю занял себе другой пассажир «Хрена Тролля». Это был мужчина совершенно непримечательной внешности, среднего роста, с брюшком среднего размера и небритой щетиной средней длины. На такого человека в толпе никто не обращает внимания обычно. Точнее, не обращал бы, но, блин, мне тут трындят то один, то вторая, и мешают сосредоточиться, я уже забыл, о чём писал. В другой раз :)

воскресенье, 5 января 2020 г.

Улов

Съездил вчера с товарищем на фотопрогулку. Мы с ним оба любим стрит-фото и "чёрно-белое говно", так что нормально вместе походили. Он потащил меня на блошиный рынок, точнее, на два блошиных рынка сразу - на один, который возле заброшенного грузового вокзала на Жижкове, а потом ещё на большой, в Высочанах. Тут я вступил с собой во внутренний конфликт - фоткать хлам или копаться в хламе. Иногда "копаться в хламе" побеждало, и я набрал себе всякого говна.



Фотоаппарат - "Вилия", с отсутствующим логотипом. В остальном состояние близко к идеальному; я в него сразу зарядил плёнку и поснимал, но не доснял.
Таким образом, у меня сейчас сложилась такая ситуация, что в четыре разных фотоаппарата заряжены плёнки :)

среда, 1 января 2020 г.

Просто три сегодняшние фотки





Отснятые за год плёнки (2/2)


Плёнка №101
Fomapan profi line creative 200, Zenit-B. Первая в ряду из шести плёнок, которые я отснял летом прошлого года на музыкальных фестивалях. "Masters of Rock", Чехия, Злинский край, Визовице.


Плёнка №102
Fomapan profi line creative 200, Zenit-B. Masters of Rock.

Отснятые за год плёнки (1/2)

В этом - ой, пардон, то есть уже в прошлом - году я отснял на плёнку, к своему собственному удивлению, гораздо больше, чем в предыдущие года. Если считать те плёнки, которые я начал снимать в 2018 и доснимал в 2019, и, напротив, начал снимать в 2019 и ещё не отснял до конца, то получится 32. Это просто для меня овердохера, учитывая то, что раньше снимал по 10 штук за год, и то, считал, что это много.

Поэтому пост с плёночными итогами разделю на две части. А начну его с плёнки, которую снял в 2018 году целиком, и которая, по идее, не должна быть тут (да я её и не считал в количество отснятых), но в прошлогодние плёночные итоги она почему-то не вошла.


Плёнка №85
Agfa APX 400, снимал на ФЭД-5в. Стритфото в основом, ещё пара фоток с мастер-класса по работе с LED-светом, модель - Хана Соудилова. Кстати, один из светильников, который там показывали, я себе, спустя год, всё-таки купил :)


Плёнка №86
Fomapan profi line action 400, Zenit-B. Городские пейзажи, немного стрит-фото. Ну то есть то, что я обычно снимаю :)


Плёнка №87
Fomapan profi line creative 200, Zenit-E. Тематика обычная, только много промашек с фокусом почему-то :(


Плёнка №88
Fomapan profi line action 400, ФЭД-5в. Фотографии с работы, портреты коллег.