воскресенье, 19 января 2020 г.

Продолжение второй главы или уже третья глава?

Помнится, я прекратил свой рассказ на том, как Алекс и Уильям бегали по кораблю туда-сюда (в определённых пределах) и проводили измерения изменений М-поля, пытаясь определить какие-то зависимости. Уильям, как понял Алекс, хотя они никогда это не обсуждали, был маготехником господина Амаранта, поэтому на него запрет на покидание кормы и кормовых кают не распространялся.

Сам Алекс принадлежал к Ордену Белой Башни, но формально не являлся его частью, и у себя там на работе делал не то, что попросит какой-то конкретный маг, а то, что его попросит начальник его отдела — такой же, как и Алекс, совершенно обычный человек, не обладающий никакими магическими способностями, только поумнее среднего. И то, незначительно, потому что своё место начальника отдела он занял не благодаря профессионализму или интеллекту, а просто потому, что был изворотлив, лжив, труслив, жаден, мстителен и противен в общении до отвращения (как и подавляющее большинство мелких менеджеров с точки зрения своих подчинённых). И, по ночам прислушиваясь к скрипу снастей и койки под ворочающимся Уильямом, Алекс размышлял, что он будет делать в случае, если его попытаются завербовать в Орден Порядка и Равновесия.

Спустя пару дней плавания на «Хрене Тролля» он полностью перестал волноваться и паниковать из-за того, что сел не на тот корабль, всё равно ведь он прибудет в Данвеган за те же деньги. Это событие он считал необычайным приключением, выпадающим на долю лишь немногим избранным, и считал, что оно может перевернуть его взгляд на мир. Себя он уже видел умудрённым жизнью и опытным путешественником (как минимум, гораздо опытнее, чем большинство его коллег по работе), и полагал, что, вследствие этого, его ценность как сотрудника возросла многократно — а это, в свою очередь, пошатнуло его лояльность Ордену Белой Башни. Вот же люди из Ордена Порядка и Равновесия, совершенно обычные, не каннибалы, с такими же шутками, темами для обсуждения, поводами для радости и печали, и с такими же магометрами, как и в Ордене Белой Башни. Ничего стращного же не будет, если вдруг с ними немного поработать?..

Кстати, по поводу корабельной кухни. Действительно, команда не занималась каннибализмом — по крайней мере, Алекс их за этим ни разу не застал. На судне имелись запасы солёных и сушёных овощей, фруктов, сухарей и мяса, а также этого препротивнейшего блюда всех моряков, как коверзальтских, так, видимо, и данвеганских: оно напоминало слегка солёный подкопчённый животный жир, и, как считалось, поддерживало здоровье во время морского путешествия лучше чего либо. Называлась эта дрянь «рыльк», и всем полагалось раз в день съесть её ломтик. Алекс и Уильям, как пассажиры, обедали и ужинали вместе с капитаном и корабельными магами — теми, кто не нёс смену. Они принимали пищу в центральном помещении на корме корабля, откуда были двери во все остальные каюты и лестница наверх. Было очень жарко и душно, особенно в обед, поэтому приходилось держать открытыми все окна и двери, чтоб эта столовая хоть немного продувалась.

Алекс был уверен, что они едят тут, а не на палубе, как матросы, или не в каюте с окнами исключительно для того, чтоб нельзя было украдкой выкинуть противный рыльк за борт. Приходилось давиться и есть его. Уильям, как более привилегированный пассажир и такое же сухопутное существо, как Алекс, пытался возмутиться, но капитан его уверил, что для того, чтоб добираться до пункта назначения на «Хрене Тролля», а не вплавь, необходимо есть рыльк вместе со всеми.

Однако, к остальному меню у Алекса претензий не было. Основную его часть составляли мелкие морские чудовища, которые ловили матросы. Каким образом им удаётся приманивать и вылавливать только таких мелких, с которыми они могут справиться вдесятером, для Алекса было загадкой. Корабли охотничьего флота Коверзальта никогда не плавали по одиночке, а иногда, бывало, некоторые даже не возвращались в Дневные Доки. И они тащили за собой на тросах и в сетях, бывало, таких монстров, которые бывали размером больше корабля. Возвращающаяся из многомесячного рейда эскадра охотников могла притащить тысячи тонн живой плоти — в такие дни в городе падали цены на мясо сухопутных животных. Чудовищные монстры, ослабшие после боя с охотниками и оглушённые магией, спелёнутые тросами и сетями, теряющие чернильную кровь и силы, были ещё живыми, когда их выволакивали кранами на сушу и начинали разделывать — нарезать на части огромными, размером с дом, дисковыми пилами, работающими на паровой тяге. Всё ещё сокращающиеся и трепещущие куски плоти размером с телегу растаскивали в разделочные цеха и там нарезали, охлаждали или сушили. И надо было всё это сделать быстро-быстро, пока тонны умирающей плоти не испортились и не начали гнить. Да и без этого в Дневных Доках при разделке вонь стояла удушающая, а жители окрестных домов не открывали окна. К работе над разделкой морских чудовищ привлекались все — а оплата была, собственно, мясом этих самых морских чудовищ. Так что безработица в Коверзальте падала во время разделки туш до нуля.

Как-то раз за обедом Алекс, набравшись смелости, спросил, как так получается, что матросы ловят только небольших монстров.
- Размер и тип наживки, - ответил второй корабельный маг, - ну и кроме того, крючья специальные, с пружинами. Они могут распрямляться, если что-то очень большое и сильное на них повиснет и будет дёргаться. А мелочь типа этой, - он поддел вилкой кусок нежно-голубой с розовым плоти чудовища в своей тарелке, - не сорвётся.
С ними обедал и третий корабельный маг — точнее, для него это был завтрак, так как он только проснулся. Он уставился на второго:
- Столько лет хожу с вами, и только сейчас узнал, зачем там пружины на крюках.
Капитан при этих словах расхохотался, и, следуя его примеру, стали смеяться все присутствующие. Кроме третьего мага, который продолжил:
- Я всегда их подзываю в свою смену специально из глубин, ну, тех, что помельче. Магией…
Второй маг прекратил смеяться.
- Что? - спросил он.
- Что? - переспросил третий.
Капитан хохотал так, что чуть не упал со стула. Он колотил кулаком по столу, и матросы испуганно заглядывали в открытую дверь с палубы. Уильям смеялся чуть ли не до икоты. Алекс, который не находил произошедшее настолько уж смешным, тоже посмеялся со всеми из вежливости, даже хлопнул пару раз рукой по столу слегка, стараясь, впрочем, не переигрывать.

Спустя полчаса вся бодрствующая часть команды уже знала Алекса как задавшего вопрос, который так поднял настроение капитану, что тот раздал всем спиртное и разрешил увеличить порцию на один приём пищи. Его звали поближе посмотреть, когда они в следующий раз будут вынимать из воды очередное чудище, драться с ним на палубе и потом разделывать, но он, памятуя наставления старшего помощника, сказал, что не очень хочется, и что он не привык к такому зрелищу, но с удовольствием понаблюдает издалека. Присутствующий при этом разговоре капитан махнул рукой:
- Да что ты боишься, сходи и посмотри вблизи, тебя никто не заставляет его вязать или разделывать.
Восприняв это, с одной стороны, как разрешение покинуть корму, а с другой — как обвинение в трусости, и, не желая, чтоб матросы утратили только-только появившееся к нему некоторое подобие симпатии из-за того, что сочтут его трусом, согласился:
- Ага, хорошо. Схожу посмотрю поближе.
- Отличненько, - сказал матрос, хлопнул Алекса по плечу, - мы тебя позовём, как будет на что смотреть, - и ушёл.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Ублюдочный Гугл поломал форму комментариев. Извините.