среда, 26 февраля 2020 г.

Про Коверзальт

В общем, три маготехника, Ивор, Сельяствинг по прозвищу Кот и Пыльцеключ по прозвищу Палец отвезли Алекса во владения волшебника по имени Ингвар Дуб. «Владениями» был пятиэтажный дом где-то практически в центре Данвегана. Два этажа были подземными, там располагались лаборатории. На трёх верхних этажах были магическая лавка, библиотека, рабочий кабинет господина Дуба, и, на самом верхнем этаже, в мансарде, его жилые комнаты. Сам господин Дуб оказался сварливым вредным дедом с длинной тощей заплетённой в косичку седой бородой, склонностью к разглагольствованию и поучениям, неудачно сочетавшимися с неприятным запахом изо рта, и высоким положением в Ордене Порядка и Равновесия.

На господина Дуба в его лабораториях работали десять маготехников, или, как было принято в Ордене, две пятёрки. В расположенной на первом этаже лавке обычно не было посетителей совершенно, поскольку господин Дуб не занимался производством магических товаров широкого потребления, и безуспешно пытался продавать отходы и результаты экспериментов в своих лабораториях. Он проводил исследования, что называется, на самом переднем краю магической науки, занимался такими проблемами, о которых Алекс даже и не слышал. Пятёрка маготехников, к которой его приставили шестым, была вспомогательной (господин Дуб отзывался о них обычно как лишённых всякого интеллекта бесталанных дебилах), и в самых важных и интересных экспериментах не участвовала, но живо принимала участие в ликвидации их последствий наряду с первой пятёркой (о которых господин Дуб, впрочем, отзывался не менее нелицеприятно).

Ребята из второй пятёрки оказались дружелюбными и приятными в общении, даже более приятными, чем коллеги из Ордена Белой Башни. Они живо помогли ему найти комнату для проживания (в соседнем квартале, в доме, где все комнаты сдавались внаём), а также сориентироваться и обустроиться. Если бы не их спокойный вид, говорящий Алексу, что всё идёт так, как надо, ему было бы нелегко. Господин Дуб даже не стал читать рекомендательное письмо, он просто выбросил его в корзину для мусора, не открыв конверт.
- Я знаю, кто ты и зачем ты тут, - сказал он не терпящим возражения тоном, - будешь работать у меня вот с этими дебилами. А ты думал, отдыхать приехал? Будет самый настоящий кабальный контракт на год, но, так уж и быть, время, чтоб посетить занятия и выспаться, я тебе оставлю. Хотя, на мой взгляд, ни в том, ни в другом нет ни малейшего толку!
Далее, то приближаясь к Алексу и обдавая того волнами вони изо рта, то отдаляясь и давая ему возможность отдышаться, господин Дуб поведал, почему в посещении лекций и в сне нет никакого толка (на лекциях невозможно набраться опыта, как при настоящей работе в настоящей лаборатории, а сон — просто пустая трата времени, которое можно было бы потратить на настоящую работу в настоящей лаборатории). Алекс, единственный из присутствующих его слушавший, а не только делавший вид, что слушает, решил, что, несмотря на высокое положение в Ордене Порядка и Равновесия, господин Дуб и его исследования не пользуются высокой популярностью среди его коллег, и из-за этого он переживает и испытывает чувство неполноценности и недооценённости. Возможно, так оно и было.

Пока не начались вышеупомянутые лекции, Алекс всецело отдавал себя «настоящей работе в настоящей лаборатории», которая заключалась в мытье реторт и пробирок, уборке, подметании и прочих вещах, с которыми бы справился любой маготехник меньшей квалификации. Однако, он внимательно слушал разговоры, которые вели между собой члены пятёрки, к которой он был приписан, а также, если удавалось поработать в одном помещении с членами другой пятёрки, то и их болтовню. Слушая эти разговоры, касающиеся, помимо женщин, спиртного, еды и политики, также и работы, он, во-первых, сделал вывод, что эти маготехники куда более образованы, чем большинство его коллег из Ордена Белой Башни, а также набрался полезных теоретических сведений. Домой (в комнату, которую он снимал) он возвращался только чтоб поспать, а остальное время проводил с членами «своей» пятёрки. Они практически всё время были вместе, впятером — ну, уже вшестером, расставаясь довольно редко, обычно для выполнения каких-то заданий, для которых не требовалось пятеро или шестеро человек (типа мытья полов в лавке). Они таскали его обедать и ужинать в разные харчевни в окрестностях, так Алекс в первые десять дней, проведённых в Данвегане в работе без выходных, побывал в двадцати разных заведениях и отведал труды двадцати разных шеф-поваров. Кажется, его пятёрка решила познакомить его со всеми возможными заведениями общественного питания в Данвегане, потому что они ели и в какой-то забегаловке недалеко от портовых районов, где посетители и еда были странного и подозрительного вида, и в довольно дорогих местах, Алекс пробовал разные национальные кухни, а один раз даже побывал в ресторане цвёльфов.

Цвёльфы выглядят почти как люди, только они более худые, более высокие, с очень правильными и красивыми чертами лиц, как будто выточенных из дерева. Цвёльфы славятся своей музыкой, песнями, стихами, картинами, пьесами, и вообще творчеством, а также винами и пивом, которое варят. Также из них выходят отличные стеклодувы, ювелиры, портные, повара, и вообще представители любых профессий, где требуется некоторое творческое начало. А вот воины из них неважные, поэтому цвёльфов норовит каждый обидеть, отобрать у них всё красивое, что они наделали, выпить всё их пиво и вино, побить их и обесчестить их красивых женщин. Особенно грешат этим представители небольших воинственных народов и их диктаторские вожди. Большинство цвёльфов жили под покровительством Ордена Радуги и великого мага Онжея где-то там на востоке, но многие их них расселились по большим городам, где они могли рассчитывать на защиту от беспредела мелких тиранов из гористых местностей центральной части материка. В Коверзальте они жили в своих компактных гетто, и Алекс с ними практически не встречался, а в Данвегане более-менее равномерно распределялись по всему городу, и Алекс их встречал гораздо чаще. Цвёльфская кухня отличалась обилием очень нежных вкусов, практически полным отсутствием соли, и необычными оригинальными сочетаниями продуктов. Также в ней отдавалось предпочтение овощам и фруктам, а морепродуктов и мяса крупных животных не было вообще. Что составляло практически полную противоположность коверзальтской кухне, в которой основную роль играло мясо морских чудовищ, сдобренное большим количеством соли и специй (принцип «не знаю, что это, но если посолить и поперчить хорошенько, то можно нормально съесть»).

Также Алекса научили снимать и надевать лабораторную броню. Как оказалось, в ней очень удобно. Разумеется, он страшно стеснялся и переживал из-за того, что броню надо было надевать на голое тело, и сама идея, что костюм сам находит у него сосуды под кожей и вводит туда гибкие иглы, казалось неприемлемой. Но ребята из его пятёрки так и поступали, и он, повздыхав, поступал точно так же. Также ему казалось в высшей мере странным то, что в лабораторной броне можно было справлять нужду, прямо не снимая её. Всё каким-то неведомым образом перерабатывалось, потреблялось, и штаны снимать не надо было совершенно! Кроме того, лабораторная броня также заботится о коже и о запахах. Теперь Алекс понял, почему многие маготехники её просто не снимают — в этом просто нет нужды. Единственный неудобный момент — в ней совершенно некомфортно спать. Так что Алекс снимал выданную ему лабораторную броню перед сном и надевал с утра, а в остальной одежде надобность практически отпала. Хотя, конечно, привыкнуть мочиться прямо в броне не снимая штанов, он пока так и не смог, и каждый раз делал это, напрягая всю свою силу воли. Шутки о том, что «привыкнешь и будешь так делать в обычных штанах» остальным маготехникам совершенно не казались смешными. Во-первых, потому что они так отшутили уже много лет назад, и, во-вторых, как подозревал Алекс, каждый из них, возможно, на самом деле как минимум по разу всё-таки так и сделал, забыв, что он не в броне. Постоянное ношение лабораторной брони давало и ещё одно преимущество — маготехников не задирали и не обижали даже в тёмных переулках ночной порой (стоит отметить — обычно не задирали и не обижали), очевидно, боясь неминуемой мести и преследования со стороны магов.

Так прошли десять с небольшим дней. Потом, придя утром в дом господина Дуба и, гадая, что именно мыть и чистить надо будет на сей раз, Алекс не обнаружил там вообще никого. Однако, на двери он нашёл адресованную ему записку: «Алекс! У нас выходные. А тебе надо на лекцию, в замок опира, извини, что вчера забыл сказать. Ивор».

Алекс прекрасно знал, где находится Замок Ордена Порядка и Равновесия, хотя не был там ни разу — его было видно практически из любой точки города, поскольку он был сам по себе высоким, да ещё и построен на холме. Боясь опоздать, Алекс нанял извозчика, вместо того, чтоб идти пешком. Ещё он размышлял, пустят ли его внутрь, и не попросит ли охрана на входе рекомендательное письмо или какой-нибудь иной документ...

Комментариев нет:

Отправка комментария

Ублюдочный Гугл поломал форму комментариев. Извините.