суббота, 1 февраля 2020 г.

Пожалуй, всё-таки окончание второй главы

В прошлый раз я остановился на том, как один из матросов позвал Алекса поближе посмотреть, как они вытаскивают из воды морское чудовище. Подходящий случай подвернулся как раз на следующий день. Услышав шум подготовки, Алекс вышел из своей каюты, где валялся и скучал на койке, время от времени перекидываясь парой слов с Уильямом, занятым таким же делом на своей койке, и поднялся на палубу. Капитан сказал ему: «сходи и посмотри», Алекс расценил это как временное снятие моратория на покидание безопасных от опасных и грубых проделок экипажа частей судна, и подошёл поближе. Внутри у него что-то заволновалось — он впервые ступал по ранее недоступной части палубы.

Матросы, вооружённые дротиками и длинными прямыми или кривыми кинжалами — почти мечами и саблями — кто как, готовились к ловле даров моря, как к абордажу. На носу и корме сняли чехлы с гарпунных пушек и принялись заряжать их. Тем временем другие матросы на большие катушки наматывали с видимым усердием трос. Трос дёргался, и Алекс ощущал, как дёргается корабль вместе с пытающимся освободиться от крюков чудовищем где-то там в глубине.
- Хорош, хорош, большой попался! - радовались матросы и отпускали грубые шуточки, проводя сравнительный анализ размеров корабля, вытягиваемого чудовища и своих частей тела. Рывки и дёргание троса становились сильнее, и вот, наконец, матросы по команде боцмана выпустили куда-то в воду гарпуны. Вниз с мачт ухнули на палубу заранее поднятые грузы, дёрнулись тросы, наверху что-то заскрипело и застучало, натянулось, и корабль накренился на бок. Матросы обрадованно закричали и принялись, натягивая канаты, пропущенные через подвешенную где-то наверху мачт системы блоков вытягивать на палубу свою добычу. Добыча представляла из себя что-то голубовато-розовое размером примерно с телегу с двумя пучками длинных, в несколько метров, щупалец с желтоватыми присосками и чёрными крючьями по всей длине. И добыча себя таковой считать отказывалась, и посему усиленно сопротивлялась, дёргаясь, извиваясь, и молотя вокруг себя щупальцами.

Матросы, ловко уворачиваясь от ударов щупалец, подскакивали и рубили. Иногда удавалось перерубить щупальце одним ударом, иногда нет, но разрушительная способность захваченного монстра постепенно убывала, в то же время возрастала его активность. Понимая, что всё-таки, кажется, проигрывает, чудище молотило, дёргалось и извивалось всё сильнее, раскачивая корабль. Алекс смотрел на это действо завороженно. Прошло, наверное, целых полминуты, пока от очередного удара чудовища фальшборт не дёрнулся с такой силой, что Алекс от него отцепился и, стараясь удержать равновесие, замахал руками и побежал вниз по наклонившейся палубе.

Тут-то его и настигло одно из щупалец. Удар пришёлся в грудь, и у Алекса выбило дух. И ещё его выбросило за борт. В полёте он осознал, что его траектория закончится в воде, и вцепился в чёрные крючья, которыми было покрыто щупальце. Один из крюков вырвался из щупальца, Алекс повис на втором всем своим весом… и тут время как будто замедлилось. Да что там «как будто», оно на самом деле замедлилось. Звуки внезапно изменились и стали глуше, тише и ниже, матросы, рубящие монстру щупальца на палубе, начали двигаться как в медленном танце, и сам монстр замедлился многократно. Поняв, что летит уже гораздо медленнее, чем раньше, Алекс подтянулся на чёрном крюке, случайно вырвал его из щупальца, но это уже было не страшно, потому что он мог дотянуться до следующего. Всё ещё не в силах вдохнуть после страшного удара в грудь, Алекс, тем не менее, боролся за своё право остаться сухим (и, вероятно, живым — мало ли кто там внизу в воде уже успел приплыть на запах крови монстра и ждёт, когда что-нибудь свалится к ним) со всем возможным усердием — вцепился в медленно движущееся щупальце руками и ногами, и полз по нему, как по столбу, ближе к самому монстру, где амплитуда движения щупальца была, разумеется, меньше. Оказавшись над палубой, он спрыгнул, неловко приземлился, упал, но тут же вскочил и отбежал на, как ему казалось, безопасное расстояние. Там он устало бухнулся на палубу, всё ещё не в силах вдохнуть. Звуки вернулись, всё снова ускорилось, и Алекс, превозмогая боль в грудной клетке, неглубоко вдохнул.

Сколько он так лежал на палубе, Алекс не знал. Он просто часто-часто вдыхал по чуть-чуть, потому что, если вдохнуть чуть побольше воздуха, делалось невыносимо больно. Громкие удары и шлепки прекратились — видимо, матросы наконец совладали с чудовищем. Над Алексом склонились капитан и два корабельных мага. Они смотрели на него со смесью любопытства и страха. Но боялись не его, а за него. Один из магов поводил над ним руками и констатировал:
- Несколько рёбер сломано, сейчас подлечу… так.
Грудь пронзила невыносимая боль, но она прошла почти мгновенно, и дышать стало нормально.
- Как это ты сделал? - спросил второй маг.
- Что сделал? - переспросил Алекс.
- В смысле «что сделал»? - начал свирепеть маг, но второй остановил его движением руки, посмотрел на Алекса и сказал мягко, как глупому ребёнку, который не понимает, что нашкодил.
- Ты был вон там, тебя снесло щупальцем и ты готовился упасть за борт. Но потом ты быстро-быстро перебрался вот сюда и лёг тут, и за борт не упал. Ты уверен, что не понимаешь, о чём я спрашиваю?
- Ну я схватился за это щупальце, и начал перебирать руками и ногами, вот так… можно я встану?
- Вставай, вставай.
Маги, недовольные ушли. Один порывался что-то сделать, махал руками и громко шёпотом ругался, а второй его успокаивал и уводил прочь. Капитан осведомился о том, всё ли у Алекса в порядке, и, получив утвердительный ответ, ушёл прочь, спокойный и невозмутимый, как будто ничего особенного не произошло, вроде как у Алекса за обедом из тарелки вывалился на стол кусок рылька.

К Алексу, ещё постепенно приходящему в себя после пережитого, подошли трое матросов. Один протянул ему перемазанный в голубой крови чудовища здоровенный кусок чего-то белого, похожего на изогнутый наконечник копья.
- Разрешите? Это вот… ну…
- Зубище, - подсказал ему второй матрос.
- Да, зубище, - продолжил первый, - в знак, значит, вашей отваги во время охоты на этого вот... вам подарок.
Алекс принял «зубище» и поблагодарил. Матросы развернулись и ушли помогать разделывать тушу монстра. Алекс нашёл ведро, на верёвке опустил его за борт, поднял обратно с водой. Вымыл руки, этот огромный зуб, умылся. Воду выплеснул, поставил ведро на место, и вернулся в безопасную позволенную ему часть судна. Зуб был длиной почти в ладонь. Походил на клык какого-то наземного хищника, только был плоским и более изогнутым. Если его наточить, и приделать рукоять, то можно использовать как наконечник копья, хотя кому нужно копьё с таким кривым наконечником. Или как дурацкий толстый нож. А если не наточить, то сгодится как пресс-папье.

Придя в каюту, Алекс нарочито небрежно покрутил зуб в руках и бросил его себе на койку. Уильям сделал вид, что ничуть не завидует и не интересуется этим зубом.
- А, матросы дали, когда чудовище разделывали, - сказал Алекс, и тут почувствовал, что его очень сильно клонит в сон. Он широко зевнул, потянулся и поняв, что заснёт скорее, чем заберётся на свою верхнюю койку, аккуратно прилёг на пол, к удивлению Уильяма. И уснул.

Он уже не видел, как в каюту заглядывают все три корабельных мага, и не слышал, как они просят Уильяма не мешать, если не может помочь, потому что надо кое-что проверить, потому что кое-что произошло.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Ублюдочный Гугл поломал форму комментариев. Извините.