понедельник, 20 декабря 2021 г.

Попаданцы разные бывают

Когда я открыл глаза, солнце в бесцветном выбеленном небе было высоко. Было знойно и жарко, хотелось пить. Кругом простиралась пустыня. То тут, то там лежали крупные и мелкие камни, между ними, гонимый жарким ветром, струился песок. Где я — я не знал. Кто я — помнил не очень уверенно.

Я встал и осмотрелся по сторонам. Хотя пустыня и выглядела (и, главное, ощущалась) очень пустынно и бесплодно, она не была совершенно пустой. То тут, то там росли какие-то колючки. Вдалеке виделись рощицы каких-то узловатых серо-коричневых деревьев. Рощицы, перемежаемые серо-жёлтыми открытыми пространствами, простирались дальше и дальше, до, казалось бы, горизонта. Но там, где, по идее, должен был быть горизонт, его не было. Вернее был, но я не мог сфокусировать на нём взгляд — стоило мне приблизить направление взгляда к горизонту, как я видел всё более и более далёкие рощицы, холмы и скалы, обширные песчаные пространства, груды камней, похожие на развалины, за ними снова иссушенные солнцем рощицы, и снова высокие горы, и за ними — снова обширные пространства, засыпанные песком настолько мелким, что в нём могли быть течения, волны, приливы и отливы. Эта возможность заглянуть так далеко была настолько пугающей и вызывала неприятные ощущения, головокружение и даже тошноту, что я, попробовав раз, решил больше так не делать, и, перенося взгляд с земли на небо, на всякий случай закрывал глаза.

Солнце было не в зените, а градусах в шестидесяти над горизонтом. И нещадно пекло. Повернувшись к нему спиной, я зашагал по пустыне к ближайшей расположенной в том направлении рощице, и вскоре до неё добрался. Деревья были сухими и скрюченными. Тени их казались полупрозрачными, а сухие корявые листики были повёрнуты ребром к солнцу. Я тронул один листик пальцем, и он мгновенно рассыпался в чёрную пыль. Попробовал сорвать веточку — веточка отломилась от большой ветки и рассыпалась в мелкую чёрную пыль в моих руках. Я пнул ствол дерева ногой — и всё дерево обрушилось вниз чёрной мелкой пылью и серо-коричневыми рассыпающимися на ветру обломками. Разумеется, я не ожидал такого поведения от дерева, и меня всего засыпало этой чёрной пылью. Отплёвываясь и отряхиваясь, я отошёл подальше от рощицы, поняв, что среди этих так называемых деревьев мне делать нечего.

Поднял взгляд в сторону горизонта, не сильно приближая к нему взгляд, и осмотрелся по сторонам. Затем некоторое время стоял на коленях, упершись руками в землю, и боролся с головокружением. Ощущение было такое, как будто сильно укачало в жарком душном автобусе. Хотя осматривался я всего несколько секунд, я вдалеке успел заметить какие-то выглядящие оформленными груды камней, которые могли бы быть руинами какого-то поселения. И решил пойти поискать укрытие от зноя и, если повезёт, воду там.

По дороге я вспоминал всё, что знал про выживание в пустыне. Знал я совсем немного, но даже тех куцых обрывков из уроков в, кажется, начальной школе мне хватало, чтоб понять, что долго я не протяну. Солнце шпарит, воды нет…

Размышлял о том, что мне может встретиться в развалинах. Если там есть вода, то там, очевидно, будут ещё не высохшие растения и животные, которые будут полагать, что вода им нужнее, чем мне, и не захотят делиться. Поскольку палку отломать с дерева я больше не пробовал, то решил набрать камней. И обнаружил, что мне некуда их класть — у меня совершенно не было карманов! Да и одежды, собственно, как таковой, тоже, только какой-то балахон, похожий больше на мешок из-под картошки с прорезанными дырками для головы и рук. Вспомнилась «Попытка к бегству» Стругацких, как там люди ходили в мешках из-под картошки. Вспомнилось слово «джут». Не знаю, из джута был мой балахон или нет, но карманов у него не было, это факт.

Когда я подошёл ближе к развалинам, обнаружилось, что воды там тоже нет, но зато между камней, засохших чахлых кустов и крутящегося в небольших вихрях в проломах стен мелкого песка, ходят какие-то полупрозрачные человекоподобные силуэты, похожие на каких-то духов. И, судя по всему, они меня заметили, потому что часть из них ринулась ко мне, а часть — от меня. Те, что бежали ко мне, сжимали в руках какие грабли или палки. Духи двигались рывками — то медленно, как сквозь воду, то немного быстрее, как бы перетекая с места на место. Но всё же недостаточно быстро для того, чтоб я не смог отойти и увернуться от их граблей. Духи попытались меня окружить, я в очередной раз отошёл в сторону с линии атаки, и ткнул пальцем одного духа в бок. Палец не встретил никакого сопротивления, и вообще ничего, что бы я заметил — ни изменения температуры, ничего. Я как будто просто провёл пальцем в воздухе. Но зато дух рассыпался в пыль, которую унесло ветром.
- Ага! Будете знать, как на меня бросаться с граблями-то! - обрадовался я, и, быстренько оббежав почти сомкнутое вокруг меня кольцо духов, тычками и пинками всех развоплотил. Немного постоял на краю опустевшего и тихого поселения. Убедившись, что больше никто не пытается меня атаковать, я решил осмотреть руины. Помещения, если где и сохранились в таком виде, чтоб можно было понять, что у них хотя бы есть стены, нигде не имели потолков, и были заметены мелким песком. Подумав, что в этом мелком песке могут поджидать меня какие-нибудь змеи или скорпионы, я бросал в него подобранные на земле камушки, но никто из песка нигде не выкопался, чтоб посмотреть, кто это камнями кидается. Осмотрев несколько строений, я потерял к ним интерес, и, покинув руины, пошёл дальше.

Довольно скоро дорогу мне преградила целая река мелкого песка. Песок, мелкий-мелкий, тёк, как вода, с еле заметным шуршанием. Я присел на берегу, зачерпнул песок рукой. Ну, песок как песок, мелкий, как пыль. Отряхнув руки, я пошёл по берегу в случайно выбранном направлении (в этот раз случайно выбралось направление вправо). Шёл я довольно долго, мимо сухих скрюченных рощ, в которые в скором времени мне стало неинтересно кидаться камнями, превращая деревья в кучи мелкого чёрного песка, мимо руин каких-то строений на берегу, перепрыгивал через заполненные лёгкой, почти невесомой, пылью небольшие омуты. Солнце не изменило своего положения в небе, и я стал подозревать, что и не изменит. Возможно, тут всё стало таким выжженным и безводным как раз по этой причине. Может быть, я попал на планету, у которой за счёт действия приливных сил период обращения вокруг себя равен периоду обращения вокруг солнца? Но тогда бы тут росли более приспособленные к подобному климату растения, чем эти чахлые рассыпающиеся в труху деревья.

Продолжая фантазировать о том, на какой планете я оказался, я подошёл к остаткам моста через реку. Он был полуразрушен, но, прыгая по оставшимся от него опорам и торчащим из шелестящего потока песка камням, я бы мог, теоретически, перебраться на ту сторону и продолжить путь по пустыне, держась к неподвижному солнцу спиной. Но не стал, потому что у моста на камне сидел старик. Обычный совершенно непрозрачный старик в набедренной повязке и с курительной трубкой, мундштук которой он задумчиво грыз. Борода его была длинна, седа, и всклокочена, вокруг куполообразной лысины росли редкие седые волосы.
- Доброго вам дня, - сказал я. Вернее, я попробовал это сказать, но из моего рта донеслись совершенно иные, какие-то несуразные и незнакомые мне звуки, которые, как я неизвестным образом знал, означали «доброго вам дня». Старик мне ответил схожим набором звуков, который, как я откуда-то понял, должен был означать «и вам доброго дня». Ага, контакт установлен!
- Нет ли у вас глотка воды? - спросил я. Старик уставился на меня непонимающе:
- Вот же река, - сказал он.
- Но из неё нельзя напиться.
- В деревне, половину населения которой вы убили, был колодец.
- Мне очень жаль, что так вышло. Они на меня набросились сами. А колодца я там не нашёл. Может быть, там есть вода? - и я указал рукой в направлении за реку.
Старик почему-то испуганно вздрогнул от моего вопроса.
- Возможно и есть. Вы можете подождать тут немного? На рассвете я вернусь и приведу с собой умных людей, и мы все вместе решим, как вам дать напиться.
- На рассвете? - не понял я, - но вот же солнце! Оно не зайдёт и не взойдёт. Сколько мне надо ждать?
- Подождите… - и старик исчез. На его месте на камне лежал полупрозрачный дух, немного похожий на того старика. Я отошёл на пару шагов назад, чтоб случайно к нему не прикоснуться и не развоплотить. Дух, оказавшийся на месте старика, рывками, как двигаются все духи, подобрался к мосту, перешёл через него, как будто мост был целым, и скрылся в дрожащем знойном мареве. Я огляделся и, увидев остатки какой-то каменной стены, присел рядом с ней, пытаясь скрыться в её тени от палящего солнца.

Из отчета оперативной магогруппы.
Демон, предположительно, шестой категории, локализовался ночью семнадцатого серпня на поле за поселением Малые Безштанники. Уничтожил (обратил в пепел) одно из плодовых деревьев, принадлежащих деревне, потом приблизился к самой деревне, и обратил в пепел решившее прогнать его граблями и палками население. Выжившие спрятались в лесу. Демон уничтожил несколько домов, затем продолжил движение на юг, и дошёл до реки Чертовка, которую оказался не в состоянии (не в настроении?) пересечь, и продолжил движение на запад. По дороге он обратил в пепел ещё несколько плодовых деревьев. В целом, максимальный ущерб он оказал Малым Безштанникам, фактически сделав поселение необитаемым. Жители отказываются возвращаться в уцелевшие дома. Возле расположенного на тридцать третьей версте трассы Сзигвальд — Режзбург моста демон повстречался с находящемся в трансе оперативным агентом магполковником Илюхиным З.С. и заговорил с ним. Демон уверял, что страдает от жажды, но при этом не может (не в настроении?) напиться из реки и не видит колодцев. Указывал на созвездие Ящера и уверял, что это солнце. Также объявил о своём намерении перейти реку по мосту, чем напугал оперативного агента, поскольку за мостом в южном или юго-западном направлении, в котором двигался демон, находилось несколько деревень, и, далее, Режзбург. Илюхин З.С. попросил демона подождать до рассвета, вышел из транса и бросился за подмогой. Демон остался ждать возле сторожки моста, свернувшись, предположительно, в силовой кокон с той стороны сторожки, с которой не видно созвездия Ящера. До рассвета остаётся всего около двух часов, опермагогруппа ожидает прибытия подкрепления со стороны Режзбурга и действует по своему усмотрению.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ублюдочный Гугл поломал форму комментариев. Извините.