четверг, 25 августа 2022 г.

Двадцатое и двадцать первое августа

Ночью опять спал очень плохо. Вертелся, крутился, мне было то жарко, то холодно, в спину и бока упирались всякие корни и кочки. Я сделал вывод, что ночёвки в палатке — не романтика, а вынужденная необходимость. И что мне нужна кериматка (туристический коврик) потолще. Встал в каком-то унылом самочувствии; сперва решил, что это из-за большого количества выпитого вчера, но в течение дня мне становилось не лучше, а хуже, на основании этого я сделал вывод, что заболел.

Сперва, пока Роман спал, я сходил в центр города в кафе, попить кофе, ну и по другим делам тоже. В кафе за столиком сидел парень по имени Йирка, с которым мы вчера познакомились. Я к нему подсел, мы поболтали. Он сетовал, что в Моравском Крумлове делать совершенно нечего. Потом он пошёл смотреть на «Славянскую эпопею» Мухи, а я разбудил Романа, и мы пошли смотреть выступление «Solar system».





После них до ночного выступления «Feuerschwanz» нас уже ничего особо не интересовало, мы пообедали, и пошли пить пиво в бар «Кофейня». Оттуда было слышно всё, что происходит на сцене, и мы спрашивали друг у друга:
- Ты это слышишь? Кто их вообще позвал на фестиваль тяжёлой музыки?
А потом пошёл сука ёбаный дождь, и в «Кофейне» сразу стало много-много людей. Я спросил у барменши, не помогает ли им дождь делать кшефт, на что она ответила, что большинство тут всё равно только прячется от дождя, но ничего не покупает. К нам с Романом стали подсаживаться разные люди, разумеется, вступали с нами в разговор.

И началось. Слышали акцент, и спрашивали:
- А ты откуда?
- Из России.
Переспрашивали. Удивлялись. Я говорил, что уже приехал восемь лет назад. Собеседники не интересовались моим отношением к текущей ситуации, но все начинали вспоминать, как ездили в Россию в своё время, как учили русский язык в школе и переписывались с девочкой из Свердловска. Моё настроение становилось всё хуже и хуже, и ближе часам к шести мы с Романом вылезли из бара и ушли в палатки отдохнуть. Я завёл будильник на восемь вечера, чтоб проснуться и пойти слушать «Feuerschwanz». В восемь проснулся, и, несмотря на скверное самочувствие, дождь, и прескверное настроение, вылез из палатки, и принялся будить Романа. Тот храпел и не реагировал ни оклики, на звонки на мобильный, ни на дёргание палатки. Ну, «Feuerschwanz» - это его любимая группа, не моя. Если ему насрать, то мне подавно. И я ушёл обратно к себе. В полусне метался до утра, то потел от жары, то трясся от холода. Всю ночь то слабее, то сильнее, шёл дождь. В половине четвёртого утра проснулся и долго думал о бытие. С ветвей куста на мою палатку капала вода. В четыре часа утра к моей палатке подошёл Роман и состоялся следующий диалог.
- Дмитрий?
- Да?
- Не хочешь начать собирать вещи? В 5:17 удобный поезд.
- Четыре часа утра, блять!
- Я знаю. Но сейчас дождя нет, можно удобно собраться.
Удобный для кого поезд, Роман не уточнил. Ругаясь на то, что ему опять приебалось ехать домой чуть свет (вернее, даже раньше, чем «чуть свет» — ещё не светало даже), я принялся собирать рюкзак. Ну не бросать же товарища в беде, даже если он сам себе её старательно организовывает. Придётся с ним ехать. Только поезд идёт не в 5:17, а в 6:17. Потом мы покричали друг на друга, и Роман мне доказал, что всё-таки в 5:17. А на автобус до вокзала мы всё равно опоздали, он уехал у нас практически из-под носа. Я уверен, что виноват Роман, потому что я собрал вещи и был готов выходить раньше, чем он. Пришлось вызывать такси (180 крон до вокзала).

Сели на поезд, я закинул рюкзак на багажную полку над собой, и из притороченной к нему палатки на меня начала течь вода. Пришлось снять его и поставить на пол.

Так мы доехали до Брна. Там простились, Роман убежал на автовокзал. Я бы тоже мог пойти на автовокзал, сесть на автобус, который едет до Праги быстрее, чем поезд, и стоит дешевле, чем поезд, но я чувствовал себе отстойно, и потому боялся, что меня в автобусе укачает. И потому предпочёл более долгий и дорогой (и менее комфортный) вариант — поезд. Купил себе кофе с булочкой на вокзале, билет на поезд, сел в него. То дремал, то читал книжку («Синдром Ярмина» дальше читал). В поезд входили люди, садились рядом со мной, потом на своих станциях выходили. Пару раз проверили билеты.

Приехал в Прагу. Была закрыта станция «Флоренц» красной линии, поэтому я, плюясь и чертыхаясь, ехал с «Главного вокзала» с двумя пересадками. В метро маленький мальчик показал на меня пальцем и спросил у мамы:
- А почему пан так странно одет?
Женщина ему что-то тихонько ответила, я не разобрал, что. Приехал домой, разобрал рюкзак, помылся. На этом всё!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ублюдочный Гугл поломал форму комментариев. Извините.

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.